Регистрация Войти
Вход на сайт

Донбасс 90-х: распределение бизнеса и вооруженные разборки

Донбасс 90-х: распределение бизнеса и вооруженные разборкиИмя донецкого бизнесмена и депутата Верховной Рады Евгения Щербаня было едва ли не самым известным в Донбассе в 90-е годы. Спустя более 16 лет после его убийства вопрос о том, кому была выгодна его смерть, по-прежнему остается без однозначного ответа, пишет Лина Кущ в статье для ВВС Україна.

Генеральная прокуратура уверяет, что через столько лет о причинах убийства знает и готова доказывать их в суде.

Газеты того времени дают возможность представить, что происходило во второй половине 90-х и какую роль в событиях играл Евгений Щербань.

Салат от будущего миллионера

Будущий миллионер рос в семье, где было девять детей. В воспоминаниях о детстве Евгений Щербань утверждал, что бизнесом начал заниматься с десяти лет: собирал на терриконе куски угля и продавал крестьянам, которые приезжали торговать в город. С пятого класса его отчислили как злостного прогульщика. В обычную школу он уже не вернулся, а поступил в вечернюю - сразу в седьмой класс. После восьмого отправился в горное училище, откуда получил направление на шахту. Потом - армия и работа на одной из крупнейших в Донецке шахте "Кировская".

"Мы познакомились, когда Щербань был заместителем начальника участка, а впоследствии вырос до заместителя директора по хозяйственным вопросам. Он оказался в нужном месте на нужной должности. И пошел расти. Пригодился, пожалуй, и опыт комсомольских стройотрядов. Говорят, хорошо умел договариваться с начальством, чтобы хорошо закрыли наряд. В общении был компанейский, открытый. Чтобы задирал нос - нет", - рассказал ВВС Украина дончанин Виктор Ляхов, который также работал на "Кировской".

"Он ушел с шахты в 1988 году, имея 20 лет подземного стажа и 100 рублей на сберкнижке, - писала в 1996 году газета "Голос Украины". - Однако Щербань имел другой капитал - деловые связи и опыт, приобретенные за время работы заместителем директора. Личные знакомства с председателем подшефного колхоза имени Чкалова и председателем Волновахского райисполкома помогли взять в аренду заброшенный яблоневый сад. Сбив команду из родственников и друзей, вырастил урожай, который переделал на сок и вино и продал на Севере".

Кроме того, вчерашний горный мастер, а теперь кооператор взял в аренду помещения придорожного кафе на трассе Донецк-Мариуполь и открыл в нем первый в Советском Союзе ночной ресторан.

"Штат нового заведения был минимальный - сам Евгений Александрович и его жена, Надежда Николаевна. Он собственноручно резал салаты, готовил вторые блюда, обслуживал посетителей и мотался рано утром на базар за свежими продуктами. А днем, когда клиентов не было, торговал минеральной водой, сидя у трассы. Мимо проезжали те, с кем не так давно он работал в шахте", - вспоминала в интервью "Голосу Украины" тогдашний референт-консультант депутата Ирина Малахова.

Из нескольких кооперативов бизнесмен основал Донецкое региональное производственное объединение "Центр". От него постепенно ответвлялись другие производства: цементный завод, производство канатов, завод по розливу минеральной воды, экспортно-импортные фирмы.

Казалось, не существовало такой сферы, к которой не проявлял бы интереса Евгений Щербань. Металлургия, сельское хозяйство, банковское дело, строительство, торговля бензином, медикаментами, автомобилями... Его транснациональная компания "Атон", честолюбиво названная в честь древнеегипетского бога Солнца, имела лицензию на экспорт двух миллионов тонн металла в год.

Это был пропуск в круг олигархов.

"Сладкая парочка" и интересы Донбасса

В 1994 году с большим отрывом от конкурентов Евгений Щербань выиграл выборы в Верховную Раду в округе в Волновахском районе Донецкой области.

В день выборов он приехал в сельский участок, расположенный в клубе, на девятиметровом президентском "Линкольне", вспоминал в 1996 году Владимир Каратун, бывший парторг шахты "Кировская", а впоследствии - партнер Щербаня.

Вскоре уже в статусе депутата парламента бизнесмен включился в еще одну кампанию - по выборам председателя областного совета. Его соперником, а точнее - союзником, стал тогдашний заместитель председателя горисполкома Владимир Щербань. Претендентов в местной прессе называли "сладкой парочкой": много агитационных мероприятий они проводили вдвоем.

Незадолго до дня выборов миллионер снял свою кандидатуру и призвал голосовать за однофамильца, который в итоге и возглавил областной совет. А Евгений Щербань получил кабинет на одиннадцатом этаже Дома советов и статус советника губернатора.

"Есть все основания говорить о причастности советника к большинству экономических проектов тогдашней областной власти", - писал "Голос Украины". В паре Щербаней Владимир был публичным политиком, а Евгений - генератором бизнес-идей.

В 1995 году была создана корпорация "Индустриальный союз Донбасса". На одном из совещаний тогдашний заместитель председателя облгосадминистрации Виталий Гайдук рассказал руководителям крупнейших предприятий о том, что корпорация станет поставщиком природного газа и рекомендовал заключать договоры с новой компанией, подчеркивая ее донецкое происхождение.

Ни для кого не было секретом, что идея создания ИСД принадлежала советнику губернатора. Осенью того же года, выступая на совещании в Донецке с участием предпринимателей, правоохранителей, налоговиков, руководителей местных органов власти, Евгений Щербань сказал:

"Становится очевидным, что под лозунгами борьбы с мафией и коррупцией происходит планомерное ослабление ведущих коммерческих структур, устранение политических и экономических лидеров в Донецком регионе с целью овладения рынком сбыта газа, электроэнергии, нефтепродуктов. Короче говоря, идет скрытая интервенция в политическом и экономическом аспектах" .

"Пройдет совсем немного времени, и все ключевые посты в области (в силовых структурах и госадминистрации) будут заняты представителями других регионов, а главными поставщиками энергоносителей и импортерами высоколиквидных товаров будут, естественно, фирмы, представляющие их интересы, а вам, нынешним предпринимателям, и вашим детям придется стоять в очереди за разрешением стать богатым, и дальше палатки вас не пустят", - продолжал Евгений Щербань.

Возникает вопрос номер один: "Что делать?" Выход один: бороться, бороться за себя и своих детей, свою семью и свою землю", - так процитировал Евгения Щербаня Владимир Щербань в книге "Исповедь перед сном", которая была издана в 2007 году.

ИСД или ЕЭСУ

Конфликт между донецкой и днепропетровской бизнес-элитой достиг своего пика, когда первым вице-премьером, а в 1996 году - и главой правительства - стал Павел Лазаренко. Создание корпорации "Индустриальный союз Донбасса" было ответом на стремительное развитие другого газотрейдера, который контролировался самим премьером, - корпорации "Единые энергетические системы Украины".

Экономика и Донецкой, и Днепропетровской областей базировалась на металлургии, при этом распределение природных ресурсов был примерно равным: в одном регионе - уголь и кокс, в другом - железная руда. Соседи-конкуренты не могли существовать друг без друга и вынуждены были договариваться.

Приход на этот рынок мощного частного газового посредника, которым были ЕЭСУ, нарушал хрупкий баланс интересов. Не имея оборотных средств, государственные предприятия расплачивались с поставщиками продукцией и таким образом попадали в зависимость от них. Это было первым шагом к построению вертикально интегрированной структуры.

В то же время тогдашняя донецкая власть пыталась взять под контроль предприятия области - и не только металлургические. Например, настаивала на том, чтобы управление всеми шахтами на территории Донетчины передали в облгосадминистрацию: соответствующее обращение Владимира Щербаня к тогдашнему министру угольной промышленности печатали местные газеты. Областной совет дважды демонстрировал неповиновение, игнорируя бюджетные показатели, спущенные министерством финансов, и давал указание не перечислять "наверх" соответствующие налоги и сборы.

"Но область начнет год по своему бюджету. Имеем право: зарабатываем гораздо больше, чем оставляем себе", - писала донецкая газета "Город" в конце 1995-го.

Мариуполь сопротивлялся

Едва ли не единственным примером публичного недовольства политикой тогдашней донецкой власти стало интервью мэра Мариуполя Михаила Поживанова.

Глава приморского города в июне 1996-го утверждал, что получил прямые угрозы со стороны Владимира и Евгения Щербаня, которые якобы угрожали его убить и требовали платить "дань" в размере пяти миллионов долларов ежемесячно.

"В приказном порядке мне было сказано, чтобы 28 предприятий перезаключили свои договоры вместо "Итеры" на "Индустриальный союз Донбасса", учредителями которого являются коммерческие структуры, приближенные к губернатору. Подсчитав, что мариупольские предприятия при этом теряют 1,5 млн. долларов, я отказался, и в феврале 1996 года началось следующее: если ты не будешь делать то, что тебе говорят, мы дадим команду правоохранительным органам, и тебя вывернут наизнанку. Или убьют ...", - цитировала мэра Мариуполя газета "Приазовский рабочий" в июне 1996 года.

Ответом на это интервью стало открытое письмо Михаила Поживанова за подписью всех заместителей председателя облгосадминистрации, которые обвинили мэра в финансовых махинациях с бюджетными средствами.

И конфликт не успел разгореться: в июле этого же года премьер Павел Лазаренко, прилетев в Донецк, жестко раскритиковал губернатора за шахтерские забастовки, после чего указом президента Украины Леонида Кучмы Владимир Щербань был уволен с должности главы областной госадминистрации.

На его место был назначен Сергей Поляков, знакомый с Павлом Лазаренко по обучению в Высшей партийной школе. А кабинет первого заместителя главы области стал обживать Виктор Янукович, к тому времени - генеральный директор объединения "Донецкавтотранс".

Донецкая газета "Город" вышла тогда с заголовком на первой полосе: "Волна днепровская бьет!"

"Чисто политическое убийство"?

Третьего ноября 1996 года Народный депутат и его жена были убиты у трапа самолета в донецком аэропорту. Бизнесмен возвращался из Москвы, где был гостем на юбилее супружеской жизни певца Иосифа Кобзона. В тот же день, как писала газета "Киевские ведомости", был застрелен и директор московского отеля "Рэдиссон-Славянская", где проходили торжества.

Местные издания назвали события в аэропорту "Кровавым воскресеньем" - так же, как и взрыв на стадионе "Шахтер" в октябре 1995 года, когда погиб президент футбольного клуба, известный бизнесмен Ахать Брагин.

Страницы газет того времени пестрели сообщениями о загадочных убийствах бизнесменов "Киллеры на стадионе", "Осень: летят листья и пули", "Кто нацеливал миномет на проспекте Ильича?"

Но впервые после такого преступления заговорили о политическом подтексте. Газета "Голос Украины" привела слова Евгения Щербаня, сказанные им своему референту-консультанту Петру Дорфману за полтора месяца до покушения: "У меня врагов в бизнесе нет. Я приветствую своих конкурентов, которые проявляют большую изобретательность и смелость, чтобы одержать верх надо мной. Значит, они сильнее меня. И если когда-нибудь меня убьют, это будет чисто политическое убийство".

А вот члены совместной следственно-оперативной группы по расследованию убийства на пресс-конференции в Донецке 14 ноября 1996 озвучили прежде всего версию, связанную с финансово-хозяйственной деятельностью корпорации "Атон".

Были и другие предположения. Так, например, Юрий Самойленко (тогдашний глава СБУ в Донецкой области, ныне - депутат парламента от Партии регионов. - ВВС Украина) сообщил, что одна из версий включает в себя такую интересную композицию, как "Евгений Щербань - Павел Лазаренко", - писала газета "Город".

Однако правоохранитель отрицал борьбу "регионов Донецкого и Днепропетровского за сферы влияния на рынках сбыта, в частности, газа, нефтепродуктов и водки".

"Он сообщил, что такие разговоры беспочвенны и никак не подтверждаются оперативными данными. Может, и борются отдельные группировки, но это не определяет политики в целом ... Тем не менее было сообщено, что политическая версия - то есть убийства не исключается, хотя пока ничем не подтверждается", - писало издание.

"Происходил передел бизнеса"

"Думаю, у него не было врагов, но то, что его убили и то, что на сегодняшний день на этом спекулируют и все молчат, - это неправильно, аморально. Человека убили ради наживы и ради того, чтобы обворовывать собственный народ. Если бы этот человек принадлежал к оппозиции сегодня или к другому какому-то слою, здесь бы уже шума было достаточно. Он был неугоден тем, кто хотел подмять всех под себя", - заявил на этой неделе журналистам Донецкий городской голова Александр Лукьянченко, который в 1994-96 годах занимал должность первого заместителя председателя областной госадминистрации Владимира Щербаня.

Аналогичное мнение высказал председатель Верховной Рады Украины, в 90-х годах - мэр Донецка Владимир Рыбак несколько дней назад.

"Убили Щербаня, и весь Донецк гудел тогда. Назывались фамилии разные. Шел передел бизнеса, днепропетровские бизнесмены убивали донецких бизнесменов. Это весь Донецк говорил, я не хочу сейчас называть конкретные фамилии, но так было. И уже более 10 лет никто правду не хочет узнать, но что-то же произошло. Нужно до конца разобраться, что это было", - сказал председатель парламента в интервью радио "Свобода".

Представители оппозиции отвергают обвинения в причастности Юлии Тимошенко к убийству Евгения Щербаня и заявляют о том, что преступление - дело рук донецкого криминала.

Закат империи Щербаня и расцвет ИСД

... В рабочем кабинете Евгения Щербаня, расположенном во дворце культуры имени Франко, висела большая картина "Ленин в Кремле".

"Он оставил ее на том же месте, где она была всегда, - рассказал ВВС Украина бывший директор дворца Виктор Осикин. - И в зрительном зале, украшенной символикой советских республик, велел ничего не трогать. Они арендовали у нас часть здания, за исключением танцевальных залов. А рядом проходили занятия. У Щербаня была мысль на базе дворца сделать товарно-сырьевую биржу. Говорил: мол, найдут применение и ваши артисты, ваши таланты. Даже заказал проект реконструкции. Были планы гостиницу рядом построить".

После гибели Евгения Щербаня его компания пришла в упадок вместе с дворцом культуры.

Зато идея создания финансово-промышленной группы по принципу "уголь - кокс - металл - трубы" оказалась чрезвычайно прибыльной. В ближайшие два-три года ведущие металлургические предприятия области были приватизированы, и активным покупателем была корпорация "Индустриальный союз Донбасса".

Впоследствии она продала пакеты акций металлургического комбината "Азовсталь" и Харцызского трубного завода компании СКМ Рината Ахметова.

Войти на донецкий рынок представителям днепропетровского бизнеса и компании "Единые енерегтични системы Украины" так и не удалось.

В мае 1997 года Сергей Поляков был уволен с должности губернатора, а на его место был назначен Виктор Янукович. Который уже фактически десять месяцев руководил областью: те, кто хотел решить вопрос наверное, знали, что обращаться нужно не к губернатору, а к его первому заместителю.

В том же году Павел Лазаренко лишился должности премьер-министра.

ВВС Украина


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: