Регистрация Войти
Вход на сайт

Богомолец: "Мы создаем собственную модель здравоохранения"

22 февраля 2015 12:12
Богомолец: "Мы создаем собственную модель здравоохранения"Богомолец, наследница знаменитой медицинской фамилии и владелица частной клиники, стала одним из наиболее известных медиков Майдана.

Теперь она народный депутат и даже глава парламентского Комитета по охране здоровья, а последние несколько месяцев, кроме медицинской реформы, занимается возрождением военной медицины. Эта отрасль, по словам Богомолец, за последние десять лет была практически уничтожена.

Говорить на мирные темы с ней сложно: даже во время обсуждения будущего украинской медицины, темы для Богомолец близкой, разговор то и дело перескакивает на проблемы воюющих на востоке страны.

Впрочем, она из тех, кто призывает к миру и попыткам сохранять диалог там, где он возможен. А потом разговор вновь переходит на реформирование медицинской сферы и участие Богомолец в этом деле.

— У вас несколько раз была возможность стать министром здравоохранения. Тем не менее вы предпочли возглавить профильный парламентский комитет. Почему?

— На самом деле это дает мне более широкие полномочия. Минздрав — всего лишь одно из 20 ведомств в нашей стране, которые управляют системой здравоохранения. А в комитете есть возможность системно изменить законодательство в области медицины.

Фактически в каждом ведомстве есть свой тендерный комитет по закупке медпрепаратов и техники. И я не хотела бы тратить жизнь на борьбу за каждую тендерную покупку.

Наше здравоохранение — это двадцатиглавая тендерная гидра, и нужно придумать, как ее обезглавить — отыскать законодательный механизм, который остановит деятельность всей этой коррупционной машины.

— Реформы системы здравоохранения, начатые министром Александром Квиташвили, совпадают с вашим видением?

— У нас есть вопросы к кадровой политике министерства и скорости внедрения реформ. Но моя задача — не критиковать министерство, а помогать ему.

Например, сейчас мы создаем координационный штаб медицинской защиты при Минобороны, который объединит работу всех медслужб разных ведомств.

Сейчас они действуют разрозненно, и поэтому часто у нас нет общей информации о потерях и потребностях раненых.

— На ваш взгляд, удастся ли Квиташвили сделать то, что не удалось его предшественнику — Олегу Мусию?

— А у него нет выбора. Квиташвили пригласили из США, и у меня сложилось впечатление, что свое будущее и будущее своих детей он видит именно там. Но чтобы стать успешным в Штатах, ему нужно добиться чего‑то здесь. Реформы в Украине — это его обратный билет.

— В одном из интервью вы говорили, что перед началом реформ важно провести инвентаризацию всех медицинских учреждений. Это удалось реализовать?

— Нет, этот процесс еще не запущен. Мы хотим создать электронную систему, в которой отражались бы актуальные показатели лечебных учреждений: количество пациентов в стационаре, наличие лечебных препаратов, свободных мест и так далее.

В Украине такой системы до сих пор нет, а ее создание требует времени и финансовых затрат.

Все протоколы для запуска этой системы у меня уже есть. Мы ждем только финансирования.

Это очень полезная в практическом плане вещь. Например, у нас есть госпитали и санатории для ветеранов Второй мировой войны. Но ветеранов уже почти не осталось, а в стране до сих пор действуют 30 санаториев и 25 госпиталей. Это 8.526 коек. Сегодня такие учреждения могли бы принять более 8 тыс. людей, вернувшихся с АТО.

— Как будет выглядеть система здравоохранения после ее реформы? И на медицинскую модель какой страны она будет похожа?

— Фактически мы создаем собственную модель. Дело в том, что большинство социально незащищенных людей в нашей стране ментально привыкли к советской системе здравоохранения.

В рыночных условиях она существовать не может, и поддерживать ее дальше — значит, заниматься политиканством и манипуляциями. Украинское здравоохранение имитировало советскую бесплатную модель, фактически превращаясь в коррумпированную.

24 года назад люди сделали выбор в пользу капиталистического типа экономики. И тут важно быть честным перед самим собой: в сегодняшних условиях у государства просто нет средств покрыть все нужды населения в лечении.

Мы должны рассчитать стоимость всех медицинских процедур и алгоритмов. Часть из них — самую необходимую для наиболее незащищенных слоев населения — покроет государство. А остальное придется оплачивать человеку или страховой компании.

— Как быстро это можно сделать?

— Это реально сделать уже в этом году — речь идет о трех-шести месяцах работы. Когда я говорю, что министерство медленно работает, я имею в виду, что этот процесс уже мог бы быть запущен. Докторов у нас немало, научных работников — тоже.

Более того, на волонтерских началах к работе могут присоединиться профессиональные врачебные ассоциации. Была бы политическая воля министра и указание.

Реформа пройдет в несколько этапов. Первый — это инвентаризация всех медицинских учреждений.

Второй — внедрение клинических протоколов: создание списка обоснованных цен на медпрепараты и инструментарий, а также описание всех действий и назначений врача по каждой болезни.

Такие документы давно существуют в Европе, и они уже бесплатно передали нам эти протоколы. Задача МОЗ — перевести их и адаптировать под нужды украинского здравоохранения, избежав при этом коррупционных махинаций.

Когда все эти шаги будут реализованы и медицина станет прозрачной, мы введем формулу деньги идут за пациентом. Пациент сам будет выбирать доктора в любом медучреждении, а не только в поликлинике по месту прописки.

Единственная сфера, где институт прописки сохранится,— это институт семейного доктора. Его украинцам нужно будет выбирать в своей области. А переехав в другую область и перерегистрировавшись, человек ищет нового семейного доктора, по месту жительства.

Все это приведет к жесточайшей конкуренции и самоочищению медицинского сообщества.

Многие врачи низкой квалификации будут вынуждены уйти из профессии — люди будут видеть результаты лечения, советоваться и понимать, к кому лучше идти. Это не будет молниеносным процессом, у доктора тоже будет время выбрать, что делать: повысить квалификацию, переквалифицироваться или просто уйти.

Читайте также: В Донецке продолжаются обстрелы


— Вы также активный лоббист изменения закона об альтернативной службе и предлагаете предоставить человеку возможность отказаться от мобилизации на фронт. Считаете это своевременным?

— Еще Гераклит говорил, что 10 из 100 людей, призванных на войну, к военной службе негодны. Они или в себя выстрелят, или в товарища, или просто станут жертвой на поле боя. Есть люди, которые по психофизиологическим показателям не способны взять в руки оружие.

И им нужно дать шанс: не можешь пойти на войну — займись гражданской обороной, иди в строительное подразделение или больницу. Служи в тылу.

Если и это не можешь — заплати деньги, чтобы тот, кто воюет, получил из них зарплату.

— Но ведь от этого общество не станет справедливее — богатый человек заплатит за своего сына, а бедный — нет?

— Если руководствоваться логикой, то на войну пойдет и бедный, потому что ему нечего терять, и богатый — у него есть, что защищать. А пуле все равно, кого убить.

Кроме того, если отправить всех на войну, вы получите огромное количество людей с психическими травмами. И тогда государству придется содержать их до конца дней. Так что важно просто сберечь жизнь и здоровье как можно большему количеству людей.

Пять вопросов Ольге Богомолец

— Главное событие в вашей жизни?

— Я назову два: день моего рождения и дни рождения моих детей.

— Ваш любимый город?

— Если не считать Киев, то я не очень люблю города. Предпочитаю природу и стихию. С удовольствием променяла бы любой город на берег океана, горы и ветер.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— Сейчас почти постоянно нахожусь в центре города и стараюсь передвигаться пешком. Но вообще, у меня есть машина — последний Mercedes ML.

— Каков ваш личный прожиточный минимум?

— Мне сложно посчитать индивидуальный бюджет — я помогаю своему отцу, развиваю волонтерские проекты, у меня четверо детей. Наверное, это где‑то 10 тыс. грн.

— К чему вы стремитесь?

— У меня есть стремление внутреннее и внешнее. Внутреннее — это гармония между мозгом, сердцем и душой. Как только если есть разлад, например, между мозгом и сердцем, значит, я где‑то ошибаюсь. А внешняя цель — я хочу видеть рядом с собой счастливых улыбающихся людей пожилого возраста, потому что понимаю, что это будущее каждого из нас.

Источник: nv.ua
Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: