Регистрация Войти
Вход на сайт

Юристы рассказали, кому выгоден запрет на видео-регистраторы

20 мая 2013 02:30

Юристы рассказали, кому выгоден запрет на видео-регистраторыЮридический анализ нашумевших законопроектов о законности видеосъемки.

В Верховной Раде зарегистрированы два законопроекта, касающихся осуществления фото- и видеосъемки. И если первый (N2940) устанавливает уголовную ответственность за незаконное видеонаблюдение, то второй (N2965) предусматривает обязательную установку и использование видеорегистраторов в автомобилях.

По словам народного депутата Геннадия Москаля, который выступает соавтором запретного проекта и единственным автором второго, эти документы не противоречат друг другу. Уголовная ответственность за незаконное видеонаблюдение (законопроект N2940) будет распространяться только на правоохранителей, которые ведут внешнее наблюдение, и не коснется частных лиц (в том числе водителей). Тогда как законопроект об обязательном использовании видеорегистраторов будет способствовать снижению аварийности на дорогах и позволит использовать видеозаписи в качестве доказательств в уголовном производстве.

Юристы считают, что законопроекты выглядят сырыми и в случае принятия в существующей форме приведут к фактическому запрету видеорегистраторов, а также к неразберихе при рассмотрении обстоятельств ДТП. Более того, намеренно или случайно, авторы проектов открывают возможность уголовного преследования в отношении любого украинца, который снимает с помощью фотоаппарата, или, к примеру, камеры в мобильном телефоне.

Антон Кравченко, адвокат, партнер юридической компании ОКП:

«По моему мнению, законопроект N2940, устанавливающий уголовную ответственность за незаконное видеонаблюдение, в предлагаемых формулировках (вопреки воли физлица, то есть с информированием, но без согласия, а также без информирования как такового), имеет больше минусов, чем плюсов.

Согласно объяснению авторов законопроекта, визуальное наблюдение с использованием видеозаписи, фотосъемки или с помощью других технических средств является негласным следственным действием, которое связанно с вмешательством в личную жизнь. Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, такие действия должны проводиться на основании определения следственного судьи.

В пояснительной записке к законопроекту N2940 говорится, что речь идет только о следственных (оперативно-розыскных) мероприятиях. Но фактически сама норма с определением «визуального наблюдения» упоминания об исключительно оперативно-розыскной деятельности (следственных действиях) не содержит — там они упоминаются «в том числе». Практически никак не выписана четкая грань между наблюдением за лицом (в понимании слежки) и открытой съемкой любого публичного места с присутствием в кадре любого физлица.

Под угрозой уголовной ответственности могут оказаться не только правоохранители, которые превысили полномочия при наблюдении, но и любой, кто проводит съемку, например, городского пейзажа. Не говоря уже о работе журналистов — при открытой съемке на улице или в ходе публичного мероприятия

Таким образом, под угрозой уголовной ответственности потенциально могут оказаться не только должностные лица, превысившие полномочия при осуществлении наблюдения, но и любой человек, проводящий съемку каким-либо фиксирующим прибором (например, городского пейзажа со случайными прохожими, попавшими в кадр). Не говоря уже о работе журналистов, которые при любой открытой съемке на улице или в ходе публичного мероприятия вопреки действующей норме ч.1 ст.307 Гражданского кодекса должны будут получать согласие лиц, попадающих в чисто репортажный кадр. Кроме того, превышение должностных полномочий уже регулируется законодательством (ст.365 Уголовного кодекса), а значит, возникает вероятность дублирования законодательных норм и, как следствие, риск возникновения неразберихи.

Среди главных минусов проекта можно отметить фактический запрет видеорегистраторов, а также камер наружного и внутреннего наблюдения, применяемых в гражданских правоотношениях. Существенные противоречия могут возникнуть при не запрещенной сейчас видеофиксации водителями действий сотрудников ГАИ. Сегодня в этом вопросе достигнут определенный баланс, при котором прямо разрешение на такую съемку пока не зафиксировано, но на нее не существует и запрета (ст.3 Закона «О милиции» предусматривает гласность деятельности милиции, а ст.307 Гражданского кодекса хоть и предусматривает обязательное наличие согласия физлица на его съемку, но не должна применяться к должностным лицам).

Если говорить об относительных плюсах законопроекта N2940, он частично может урегулировать вопрос со съемкой физлиц без их согласия камерами наружного наблюдения, устанавливаемыми, например, в подъездах, на лестничных площадках, что может потенциально нарушать их право на частную жизнь. С другой стороны, такие записи зачастую являются единственным ценным источником доказательств при проведении расследований, к тому же широко используются во всем мире.

Законопроект N2965, предусматривающий обязательное использование видеорегистратора для каждого автомобиля, чреват большим количеством сложностей. В случае принятия документа придется определять соответствие приборов стандартам, проводить их сертификацию. Наконец, могут возникнуть сложности установки прибора на определенные модели автомобилей. Кроме того, не прописано определение приборов, попадающих под понятие «видеорегистратор» (ведь в данной трактовке мобильный телефон со встроенной камерой, осуществляющей запись, тоже может условно считаться видеорегистратором).

Синхронное появление двух таких законопроектов вызывает много вопросов, учитывая, что они, по сути, противоречат друг другу. Можно предположить, что их одновременное появление связано с тем, что законопроект об обязательной установке видеорегистраторов является попыткой получения обратной реакции — отторжения видеорегистраторов как таковых. На этом негативном фоне вероятность принятия законопроекта об уголовной ответственности за незаконное видеонаблюдение, возможно, будет выше.

Синхронное появление двух таких законопроектов вызывает много вопросов, учитывая, что они, по сути, противоречат друг другу. Возможно, проект об обязательной установке видеорегистраторов является попыткой получения обратной реакции — отторжения видеорегистраторов как таковых.

Заверение авторов законопроекта о том, что нововведение по обязательности автомобильных видеорегистраторов не требует дополнительных затрат, тоже вызывает вопросы. Во-первых, в пояснительной записке к законопроекту содержится упоминание о разработке программы обеспечения видеорегистраторами социально незащищенных категорий граждан с компенсацией части их стоимости за счет средств госбюджета. А во-вторых, там не содержится никаких объяснений относительно источников финансирования для оборудования автотранспорта, пребывающего на балансе у госорганов, учреждений и предприятий».

Денис Овчаров, адвокат, партнер практики правовой безопасности бизнеса юридическая компания Юскутум:

«Видеорегистраторы существенно облегчили работу в делах по ДТП. В случаях, когда в деле нет свидетелей или когда свидетели дают противоречивые показания видеозапись, — весомое доказательство для установления фактических обстоятельств происшествия. В Украине свидетели не несут надлежащей ответственности за дачу ложных показаний, а правонарушитель вообще освобожден от ответственности за подобные действия. Это приводит к длительным судебным процессам и к несправедливым приговорам.

Идея обязать водителя всегда использовать регистратор заманчива — многие думают, что это будет дисциплинировать участников дорожного движения, но это будет нарушать ст.63 Конституции Украины, в которой каждому гражданину Украины гарантировано право не свидетельствовать против себя.

В Австрии, например, запрещено использовать видеорегистратор, т.к. это нарушает право на личную жизнь в связи с тем, что в объектив могут попасть лица людей и регистрационные данные автомобиля. Вести видеонаблюдение разрешается только за своей частной собственностью. Систему видеонаблюдения в Австрии могут устанавливать только государственные органы, и они этим правом активно пользуются.

В отличие от ремня безопасности, видеорегистратор защищает не жизнь, а права. По аналогии можно также обязать пользоваться в суде только услугами адвоката в мантии, вместо защиты своих прав самостоятельно

В нашей же стране активное внедрение подобных систем возможно только в будущем, т.к. это требует существенных инвестиций. Если и предположить что за отсутствие видеорегистратора будет штраф, то рано или поздно станет вопрос о том, что же такое видеорегистратор? Нужен ли на него сертификат качества, контроль его производства и реализации со стороны государства? Подобные действия приведут к подорожанию продукта и к дополнительным поступлениям в бюджет страны или же к компаниям, которые будут следить затем, чтобы продавался сертифицированный товар. В отличие от ремня безопасности, видеорегистратор защищает не жизнь, а права. По аналогии можно также обязать пользоваться в суде только услугами адвоката в мантии, вместо защиты своих прав самостоятельно.

Что же касается законопроекта о запрете несанкционированного видеонаблюдения, то по своей сути дублирует ст.182 УК «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Кроме усиления ответственности существенных отличий нет, так же как и нет уже 12 лет судебной практики по привлечению к уголовной ответственности по ст. 182 УК».

pravo-kiev.com


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: