Регистрация Войти
Вход на сайт

Скандальный фильм о войне показал, что нет непогрешимых наций

Скандальный фильм о войне показал, что нет непогрешимых нацийПремьера трехсерийного фильма «Наши матери, наши отцы» («Unsere Mütter, unsere Väter») вполне могла остаться незамеченной – слишком уж много выходит кинолент о Второй мировой. В том числе – немецких. Да и смотреть немецкие фильмы о войне не очень-то интересно – как будто в тысячный раз слушать покаянную речь на ту же самую тему. Но эта картина тут же приобрела скандальную славу, чем обеспечила повышенное внимание зрителей – в том числе, украинских. Разбор скандальной ситуации – это всегда неприятно. Но в данном случае мы имеем дело с полезным скандалом, который в очередной раз вскрыл чрезвычайно серьёзные проблемы.

Собственно говоря, вся «фишка» фильма «Наши матери, наши отцы» состоит в перераспределении вины. Нет, никакого ревизионизма режиссёр Нико Гофман себе не позволял – преступления немцев (от гражданских до офицеров СС) показаны весьма натуралистично и без купюр. Но кроме немецких, Гофман показал ещё и других преступников и подонков: украинских, польских, русских и даже американских.

Украинцы появляются в фильме лишь один раз – в виде отряда «вспомогательной полиции» — толпы крепких мужчин с желто-голубыми повязками на рукавах. Перепуганная еврейская девочка убегает от них к солдатам Вермахта: они спасают её от украинского полицая, но не от офицера СС, который тут же убивает её ради забавы. Немецкий солдат, вступив в перепалку с СС-овцем, награждает полицаев эпитетом «украинское дерьмо» — на этом наше «культурное присутствие» в фильме заканчивается.

А вот по польской теме Гофман прошёлся куда тщательнее. Солдаты Армии Крайовой показаны чуть ли не большими антисемитами, чем СС-овцы. «Евреев мы топим, как котят», «я их (т.е. евреев – М.В.) чую по запаху», «евреи ещё хуже, чем коммунисты или русские», «хороший еврей – мёртвый еврей», — такими фразочками сыплют солдаты Армии Крайовой. Перехватив поезд, везущий евреев в концлагерь, они хотят бросить их в запертых вагонах умирать. Когда польские партизаны узнают, что новичок в их отряде – еврей, о его заслугах моментально забывают и изгоняют его прочь.

Досталось и советским солдатам. Ворвавшись в немецкий госпиталь, они убивают раненых направо и налево и насилуют медсестёр. Женщина-командир буквально вырывает медсестру из рук своих солдат и убивает её. «Так лучше для неё, всё равно бы убили» — объясняет она другой медсестре. Отдельным штрихом режиссёр намекает и на вину союзников: по окончании войны бывший высокопоставленный сотрудник гестапо получает административный пост, несмотря на своё прошлое.

Во многих странах эта картина вызвала бурю негодования. И, в общем-то, не зря. В фильме присутствует явный перекос: акцентируя противоречивость и сложность положения немцев, Гофман вывел остальные народы весьма карикатурно. Отнюдь не все поляки были зоологическими антисемитами и отнюдь не все украинцы – звероподобными погромщиками-коллаборационистами. И советские солдаты не были сплошь насильниками и пьяницами. Но в фильме представлена как раз та полуправда, которая является полуложью. «Немцы бывают всякие, а вот украинцы, поляки и «советские» — сплошь подонки», — примерно такое впечатление производит фильм на нейтрального зрителя. Так что «на орехи» Гофману досталось заслуженно.

К сожалению, возмущение фильмом продиктовано отнюдь не требованиями объективности. На Гофмана обиделись не за отсутствие «хороших» украинцев (поляков, русских) в картине, а за присутствие «плохих». Если бы Гофману взбрело в голову показать только прекраснодушных и благородных украинцев, никто бы отсутствием полицаев не оскорбился. Никто не обиделся бы и на идеализированных поляков с русскими. Обиделись потому, что Гофман вольно или невольно исказил действительность не в «лучшую», а в «худшую» сторону.

Гофман вряд ли вообще думал о том, как его картину воспримут в Украине (премьеры у нас и не намечается). Но он попал в одну из главных болевых точек украинского общества – страх перед объективным взглядом на себя. Так вышло, что в основу украинской истории была положена концепция непогрешимой нации, которая всегда была или абсолютно права, или уж точно «правее», чем соседи. А значит, нам постоянно приходится перевирать собственную коллективную биографию, доказывая всему миру и себе, что украинцы всегда были либо отважными героями, либо невинными жертвами.

Идея собственной национальной непогрешимости вредит, прежде всего, самой нации. Раз мы всегда были правы, значит, неправыми на наш счёт всегда были другие: «ляхи», «москали», «жиды» и т.д. Отсюда но очень соблазнительный вывод: у нас есть моральное право на ответный ход

Взять, к примеру, тех же полицаев. Они плохи с любой точки зрения и оправдания им нет – чего обижаться, если в каком-нибудь фильме появится такой персонаж? Но если уж мы – непогрешимая нация, то сам факт существования украинских полицаев для нас невыносим! Поэтому мы будем изо всех сил скандалить, обижаться и добиваться опровержения – лишь бы не пострадало наше самолюбие.

Точно так же мы не в силах признать, что реализовывали программу Голодомора 1932-1933 гг. в основном свои же – односельчане-комсомольцы, люмпены, карьеристы. Для нашего национального самолюбия это непосильная ноша, поэтому нам так дорог миф о заезжих москалях и жидах, отнимавших у украинцев хлеб.

А раз есть «преступные москали», то приходится всячески замалчивать своё участие (иногда весьма выгодное) в затеях этих самых «москалей» — и я не я, и хата не моя… Поэтому «буксует» и наше примирение с поляками насчёт резни на Волыни. То мы не в силах признать свои грехи, то поляки, которые точно так же мнят себя праведниками. А ведь было бы неплохо примириться и с остальными соседями, которые точно так же, как и мы, не желают признавать свои ошибки…

Идея собственной национальной непогрешимости вредит, прежде всего, самой нации. Раз мы всегда были правы, значит, неправыми на наш счёт всегда были другие: «ляхи», «москали», «жиды» и т.д. Отсюда дурацкий, но очень соблазнительный вывод: во-первых, они – наши исторические враги, а во-вторых, у нас есть моральное право на ответный ход. Несмотря на то, что наши страны де-факто уже населены другими людьми, войны окончены, и соглашения о мире подписаны, мы с огромным энтузиазмом продолжаем «довоёвывать» — с поляками и русскими, с большевиками и «антисоветчиками», наконец, друг с другом. Причём в стремлении осадить «врагов» мы сами ничтоже сумняшеся берём на вооружение их методы. Вспомнить хотя бы инцидент с телеведущим Ургантом, который пошутил о порубленных украинских крестьянах. Да, штука вышла глупой и оскорбительной, но волна праведного возмущения родила ответные – не менее оскорбительные – шуточки об армянах и евреях.

Кроме того, патологическое нежелание признать тёмные страницы собственной биографии всегда ставит нас в уязвимую позицию. В этом смысле следует учиться у Германии, которая, отбросив гонор, созналась и раскаялась, и теперь ей нечего предъявить. А вот, например, Польше приходится туго – в любой момент ей могут вспомнить антисемитские и антиукраинские выходки Армии Крайовой, и многие другие очевидные факты, которые польское общество отказывается признавать, не говоря уже о раскаянии.

Говорят, что признавать собственные ошибки могут только сильные личности и сильные самодостаточные народы. Утверждение весьма спорное, но бесспорно одно: жить прошлым нельзя. И чтобы успешно продвигаться вперёд, следует собраться с духом и расставить все точки над «і», как бы неприятно это ни было. Иначе мы обречены юлить и утопать в склоках, сводя старые счёты и наживая новых врагов.

pravo-kiev.com


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: