Регистрация Войти
Вход на сайт

Полный текст обращения Порошенко к ВР. Часть 1

Полный текст обращения Порошенко к ВР. Часть 1Президент Украины Петр Порошенко в четверг, 4 июня, обратился с ежегодным посланием к Верховной Раде. GoGetNews публикует первую часть его речи.

Читайте также: Полный текст обращения Порошенко к ВР. Часть 2

Каждый из нас, кто олицетворяет сегодня украинскую власть, представлял, на что идет. Да и до сих как вспомнишь, так вздрогнешь от того, в каком состоянии оказалась наша страна после того, как клептократический режим Януковича четыре года сознательно приближал ее к национальной катастрофе, уверенно вел украинскую историю к концу, запланированному за пределами Украины.

Кроме бюджета, потому что деньги никому не доверялись, все было отдано в полное распоряжение соседней страны, и она ускоренными темпами осуществляла демонтаж украинской государственности. Кроме ликвидации армии и спецслужб, руки дошли даже до того, чтобы в Нафтогазе вопросами реверса занимался гражданин России, который после Майдана сбежал в Москву вместе со всей бандой.

Что всплывает в памяти? Аннексирован Крым. Российские боевики захватили большую часть Донбасса. Подстрекаемые Москвой сепаратисты разжигают пророссийские восстания в Харькове, Одессе, других городах. Кремль готовился к полной оккупации Украины или по крайней мере ее расчленению, ибо знал, что его пятая колонна окончательно уничтожила украинскую армию, обезоружила ее, оставила голой и босой. В марте 2014 года к выполнению задач было готово чуть более 5 тыс. воинов, да и то, если бы они нашли горючего, чтобы доехать на фронт. Забегая вперед скажу, что сегодня только в зоне АТО защищают страну более 50 тыс. героев, а общую численность армии до конца года мы доведем до 250 тыс.

Деморализованная Майданом милиция разбежалась. На улицах городов появились полбеды, что ряженые, а беда, что вооруженные лица. Прикрываясь именами майдановцев и добровольцев, они чинили разбой и рэкет.

В старом парламенте заседали регионалы и коммунисты, которые с каждым днем все выше поднимали головы.

В Государственном казначействе царил полный вакуум. Там забыли, как пахнут деньги. И это притом, что за 2010-2014 годы Украина назанимала больше, чем с 1991 по 2010 год.

К чему я все это вспоминаю? Чтобы правильно спрогнозировать, как будет, адекватно оценить, как оно есть, стоит иногда вспомнить – а как же оно было и от края какой глубокой пропасти мы отскочили.

Главное наше достижение за прошедший год – всем смертям наперекор мы – а под "мы" имею в виду всех нас как великую европейскую нацию – сохранили Украину. Как тут не вспомнить слова Василия Симоненко: "Народ мой есть, народ мой всегда будет, никто не перечеркнет мой народ!".

Доволен ли я собой?

Шесть месяцев назад мы создали нашу реформаторскую команду, построили действительно партнерские отношения между президентом, Верховной радой, премьер-министром и правительством.

У меня часто спрашивают, доволен ли я работой Правительства? Конечно, нет. Доволен ли я работой Верховной Рады? И отнюдь. Скажу больше, я и собой недоволен. Мне грех жаловаться на недостаток критики в прессе, но никто не критикует меня больше, чем я сам, когда наедине с собой.

Знаете, почему? Потому что народ нами не очень доволен. И мы не имеем ни малейшего права жаловаться на людей, которые доверили нам страну, мы не должны жаловаться на строгие требования и жесткие критерии. Вы, депутаты и министры, и я – точно не те, кому сейчас труднее всего.

Курс на евроинтеграцию

Со стратегическим курсом украинский народ определился во время великой Революции Достоинства и своим голосованием на внеочередных президентских и парламентских выборах.

Конец пресловутой многовекторности внес полную ясность в вопрос не только внешней ориентации, но и внутренней политики. Это – однозначный и бесповоротный курс на вступление в Европейский Союз и глубинная европеизация Украины. Период торжественных помпезных процедур прошло. Мы начали тяжелую, рутинную и кропотливую домашнюю работу по обеспечению евроинтеграции.

Твердое решение украинцев вернуть из исторических околичностей на современный европейский автобан пришелся по душе не всем нашим соседям. Когда в феврале-марте 2014 года враг начинал агрессию в Крыму и на Донбассе, он планировал, что за год Украина исчезнет с политической карты Европы.

Война и армия

В Кремле рассчитывали, что посеянные российскими спецслужбами бациллы спровоцируют эпидемию сепаратизма во всех восточных и южных областях. Но эта идея не нашла поддержки нигде, включительно с Донбассом.

Вего за год страна, которая в течение двух десятилетий привыкала к бессмысленной политике абсурдного пацифизма, создала современные Вооруженные Силы, которые освободили от оккупантов большую часть Донбасса. Добровольческие батальоны и волонтеры, труженики ВПК, миллионы и миллионы украинцев в колоссальном патриотическом порыве обеспечили это настоящее чудо. На наших восточных рубежах мы остановили сильнейшую армию континента. Ведь там против нас воюют не "шахтеры" или "трактористы", а вооруженные до зубов подразделения российских вооруженных сил.

Несмотря на успехи в создании армии, следует честно признать: не все дыры мы еще залатали, порой все еще не хватает самого необходимого. Полно огрехов, слишком много недостатков, но за динамику – как было и как стало – нам нечего стесняться.

Волонтерский десант в Минобороны самоотверженным трудом трансформирует консервативную, громоздкую и неповоротливую систему обеспечения, закостенелую еще времен Ворошилова и Буденного.

Западный фронт

Мы не смогли бы остановить врага без широкой международной коалиции в поддержку Украины и без действенных санкций в отношении агрессора, которые нанесли мощный удар по его экономике, повлекли за собой ощутимое падение ВВП.

Показательно, что завтра-послезавтра перед саммитом Большой семерки в Германии. в Киев приедут мировые лидеры и наши друзья. 5 июня в Украине с первым в истории украинско-японских отношений официальным визитом прибывает Премьер-министр Японии Синдзо Абэ, а 6 июня – большой друг Украины премьер-министр Канады Стивен Харпер. Это очень символичная поддержка. Поразительная солидарность мира с Украиной.

Россия противостоит нам не только вдоль границы и линии соприкосновения, а и во всех странах и столицах мира, не жалея своих неограниченных ресурсов. Однако наши друзья в Америке и Европе с нашей подачи крепко держат единую, консолидированную позицию, в которой Россия, несмотря на все усилия, так и не смогла пробить брешь. И не допустить подобного – это главное задание, которое я здесь и сейчас ставлю нашим дипломатам.

В очередной раз мощную единство мы ощутили две недели назад на саммите Восточного партнерства. Несмотря на то, что Украина в состоянии войны, несмотря на то, что часть границы нашего государства контролируется не нами, и нам об этом говорили вполне откровенно – перспектива безвизового режима впервые приобрела фиксированую дату в календаре. Ждать осталось совсем недолго, но чтобы удачно финишировать, нужен рывок. Все технические задачи должны быть выполнены до конца августа. В сентябре мы ожидаем оценочную миссию ЕС. Я лично в ежедневном режиме буду контролировать этот напряженный график, и правительство должно ощутить, насколько большая на нем ответственность. Кстати, об ответственности. Мне только что сообщили, что руководитель Государственной миграционной службы отправлен в отставку, потому что по линии этого ведомства европейские партнеры предъявили наибольшее количество нареканий.

С 1 января 2016 года Соглашение об ассоциации начинает действовать в полной мере – несмотря на старания нашего бывшего "стратегического партнера". Я бы очень хотел видеть в правительстве ответственного вице-премьера по евроинтеграции и прошу правительство решить этот вопрос.

Экономический кризис

Масштабная макрофинансовая помощь вместе с непростыми и непопулярными решениями всех ветвей власти позволили нам избежать дефолта, стабилизировать макроэкономическую ситуацию и без задержек выплачивать зарплаты и пенсии, замедлить падение экономики, преодолеть панику на валютном рынке. К сожалению, в мировой истории нет примеров, когда бы страна, против которой ведется агрессия, демонстрировала экономический бум и рост социальных стандартов.

Вспомним апокалиптические настроения осени прошлого года. Прекращение поставки газа, огромный дефицит угля, веерные отключения электроэнергии – все это действительно не добавляло оптимизма. Снега и морозов ждали, как конца света. Но мы не просто перезимовали с теплом и светом, а еще и соскочили с российской газовой иглы. Мы обеспечили реверсные поставки голубого топлива и существенно снизили зависимость от россиян.

Нет больше никаких посредников, которые десятилетиями паразитировали в этой сфере. Монополии и шантажа Газпрома положен конец. И хотя Стокгольмский арбитраж лишь в 2016-м вынесет решение по нашему иску к Газпрому, мы уже в значительной мере ликвидировали негативные последствия контракта 2009 года, когда цена газа для Украины была в полтора-два раза выше, чем для Европы.

В первом квартале прошлого года наша зависимость от России по газу превышала 90%, а в первом квартале этого года доля российского газа в экспорте составляла лишь 37%. И уже имеем более 10 поставщиков из Евросоюза, и это – одна из важнейших наших реформ, которую следует бесповоротно закрепить.

Реформы

Реформы – ключевое слово в моем сегодняшнем послании. Чтобы создать реальные условия для их начала, я принял политическое решение распустить старый парламент и провести досрочные выборы Верховной Рады, которые оказались самыми честными и демократичными в истории Украины. Мы сформировали реформаторское большинство, коалиционное Правительство с четкой программой изменений. И именно с этого момента и начинается отсчет периода реформ.

Если представить себя шеф-поваром, можно сказать, что немало блюд уже в печи. Для каких подходит тесто, для других – собраны все необходимые ингредиенты. Есть и такие блюда, что мы пока что не знаем даже их рецепта. Все это называется "текущим статусом реформ" – в словаре Национального совета реформ, созданной мной из представителей всех ветвей власти и экспертов для координации всех реформаторских проектов.

Пять-шесть месяцев – это слишком малый срок, чтобы почувствовать результаты. Но и чаша терпения у людей переполнена, а другого варианта, как ускоряться, – не существует.

Реформы еще не на финише, но уже и не на старте. До конца года первые изменения должны стать заметными и для общества. Мы только на стадии возведения фундамента. Но я так же как и все недоволен темпами, и ускоряю процессы.

Коррупция

Что меня лично беспокоит больше всего и что больше всего раздражает общество – коррупция и борьба с ней.

Что же у нас в активе, кроме твердой политической воли? Активно создаем законодательную базу и строим инфраструктуру борьбы с коррупцией. Ключевое – беспрецедентно открытые подбор и назначение Директора Национального антикоррупционного бюро. Независимая комиссия из общественных авторитетов выбирала среди примерно 170 кандидатур. Теперь в бюро так же на конкурсной основе ищут детективов. Первые детективы появятся уже в июне, а в октябре бюро начнет полноценные расследования.

Принят европейский закон о прокуратуре и новый Генеральный прокурор оказался активнее и эффективнее предшественников. Прокуратуру ждут сокращения, чистки и конкурсный набор новых местных прокуроров и их заместителей.

В Киеве новая патрульная служба, созданием которой занимается Эка Згуладзе, уже через несколько недель должна положить конец легендарным поборам на дорогах. Кстати, ее будущим руководителем я вижу человека, подобного именно госпожа Згуладзе.

В Антикоррупционном бюро, ГПУ и МВД в рамках моей стратегии на привлечение иностранных специалистов назначены на ключевые должности немало специалистов с успешным опытом эффективной борьбы с коррупцией в Грузии. Отсутствие связей в украинской политической и деловой элите гарантирует, что они будут работать не взирая на персоналии.

Эскалаторы, которые в течение нескольких десятков лет транспортировали грузы с деньгами наверх, остановлены.

Коррупционные скандалы

Громкие коррупционные скандалы, как это не парадоксально звучит, стали положительным явлением. На коррупцию перестали стыдливо закрывать глаза, с ней началась реальная борьба.

Отставки в результате таких скандалов – шаг вперед, если сравнивать с предыдущими временами, но уже явно недостаточен для времен нынешних. Мы научились выявлять коррупционеров и направлять на них прожекторы, но уголовное наказание еще не стало неотвратимым. Дела или валятся в судах, или разваливаются в судах или еще по дороге к ним.

Судебная реформа продвигается с большим скрипом. Сформирован, наконец, Высший совет юстиции. И она в этом месяце, надеюсь, подаст на увольнение как минимум 300 судей, из них – несколько десятков за коррупцию и за неправосудные решения.

Определенные позитивные сдвиги локализованы пока в верхах, но чем дальше вниз – тем меньше изменений. Большая часть взяток оседает на среднем звене, суммы их даже выросли, учитывают наценку за опасность. То, что коррупция стала рассматриваться как высокорискованная операция – это хорошо, но бизнесу от этого не легче. Люди в массе своей не контактируют лично с президентом, премьер-министром, министрами или даже депутатами. Образ государства в глазах рядового гражданина формируют налоговик и таможенник, инспектор соцзащиты, местный судья и гаишник, и даже районная поликлиника. И пока они берут – народ не поверит в искренность наших антикоррупционных намерений.

Отдельно хотел бы продемонстрировать первые лучи света в темном царстве государственных закупок. Все еще воруют, но уже значительно меньше. Откаты снизились, много схем закрылось, прозрачности стало больше, а общественный контроль – плотнее. Доказано первым опытом электронных закупок, что экономия при их внедрении составляет до 20%.

К сожалению, коррупция – это проблема не только государственного аппарата. Опросы показывают, что взятки в большинстве случаев инициируются не чиновниками, а просителями. 29% сказали, что "дают", потому что "так проще и легче решить проблемы", а каждый пятый считает это нормой жизни.

И касается эта норма не только взаимоотношений с государством, но и процессов внутри бизнес-среды. 24% работников крупных компаний, опрошенных международной консалтинговой компанией Ernst & Young, считают, что неукоснительное соблюдение антикоррупционной политики снизит конкурентоспособность их бизнеса. А 20% признались, что они считают оправданным умышленное искажение финансовых результатов, если это является необходимым для выживания предприятий.

Год назад я озвучил антикоррупционный пакт между обществом и властью: чиновники не берут, а люди не дают. Ни одна из сторон этого пакта пока не соблюдается. Понимая, что на власти лежит значительно большая ответственность, прошу помощи общества в борьбе с этим злом.

Репрессии – лишь один из способов борьбы с коррупцией. И не главный. Значительно более эффективным является экономический метод, который означает ликвидацию поводов для коррупционных действий. Коррупция уже уменьшилась там, где отменены сертификаты, разрешения, согласования и заключения – там, где не за что требовать взятку.

Дерегуляция и госпредприятия

Правительство утвердило План действий по дерегуляции хозяйственной деятельности и упрощение регуляторной базы, который включает в себя перечень из 176 конкретных мер и механизмов их реализации. Эту стратегию я полностью одобряю, а вот медленные темпы движения меня, честно говоря, не удовлетворяют. Существенного облегчения никто пока не почувствовал. А нам как кислород нужны быстрые результаты.

"Любое правило имеет свою стоимость", – писала Маргарет Тэтчер. Чем меньше правил – тем меньше взяток. В этом и заключается глубинно-философский смысл дерегуляции.

Одним из основных источников коррупции в настоящее время являются государственные предприятия. Мы движемся путем конкурсного подбора их руководителей: в этом году по такой процедуре будет назначено минимум 20 директоров из списка 50-ти крупнейших предприятий.

Однако запрет на приватизацию создает иммунитет для авторов коррупционных схем в неэффективном госсекторе. Ничего, кроме убытков, эти фабрики и заводы, за очень и очень редкими исключениями, в бюджет не приносят. Их менеджмент, как правило, приватизирован вместе с финансовыми потоками. Это и есть то, что называется теневой приватизацией. Между политическими силами идет борьба за должности директоров фабрик и заводов. Одного пои Укрспиртом, другого – накорми Укрмясом, этому – помажь губы Укрсалом. Вполне естественно, что у такого порядка вещей много сторонников, потому что вкусно, выгодно и дешево, и главное – за чужой счет.

Понятно, что историю украинской приватизации, как сказал Винниченко, нельзя читать без брома. Но у нас есть два экстраординарные случаи с разницей в десять лет, которые могут стать примером честной, конкурентной и прозрачной приватизации: продажа Криворожстали в 2005-м и аукцион по лицензиям на 3G-связь в этом году. За несколько лет более половины абонентов будут подключены к 3G, а в 2017 году состоится конкурс по выдаче лицензий 4G.

Я – безусловно за плотный контроль парламента за приватизацией, равно как и за то, что именно вы, уважаемые народные депутаты, установите правила ее проведения и перечень объектов для реализации. У нас осталось около 1800 предприятий. Жизненно необходимыми для государства является не более двухсот. Конечно, мы не будем продавать Укрзализныцю или Укроборонпром, но кто мне может объяснить, для чего государству 14 конных заводов?

Лешек Бальцерович, выступая на прошлой неделе в Киеве, назвал приватизацию одним из условий эффективных экономических реформ, равно как и повышение тарифов. Разве не с того, за что нас сейчас больше всего критикуют, Польша и начинала свой путь к успеху?

В конце концов, большая часть предприятий, внесенных в список запрещенных к приватизации, за два десятка лет не получили и ломаного гроша в основной капитал. Оборудование и технологии – на уровне тридцатых годов прошлого века. Они умрут, если не получат эффективного собственника и спасительных инвестиций со стороны отечественных и западных инвесторов. А российские компании давайте все вместе попросим не беспокоиться!

Деолигархизация

Вместе с дерегуляцией и приватизацией, еще одним элементом нашей антикоррупционной стратегии является деолигархизация. Но она не сводится только к этому. Митрополит и выдающийся общественный деятель Андрей Шептицкий, 150-летие со дня рождения которого мы будем отмечать в конце следующего месяца, в своей книге-руководстве "Как строить родную хату" писал: "Тирания более опасна, чем исковерканная аристократия или олигархия, а та – хуже и опаснее демократии".

Некоторые страны на подобный транзит потратили десятки, а то и сотни лет. У нас нет столько времени. Действовать надо немедленно. И это не война с отдельными личностями, это – борьба с системой.

Наши знаковые действия – закон о 50%+1 акция, закон о рынке газа и решения СНБО по рынку электроэнергетики и угля. Из непрозрачного газового угара больше не будут зажигаться звезды рейтинга Форбс. И угольными дотациями из бюджета мы больше не будем кормить угольных баронов. И там, где у государства контрольный пакет, он будет контрольным в реальности.

Что я получаю в ответ на такую политику? Бряцание оружием частных армий. Замаскированных под шахтеров "титушек". Провоцирование веерных отключений, закрытие заводов, черный пиар.

Каждый, кто подлежит деолигархизации, вооружен общенациональным каналом и, обороняясь, долбит по мне из всех информационных Градов. У каждого из них есть ручной политический проектик, из которого они мечтают вырастить альтернативу для себя и ужасное будущее для страны.

Остановит ли меня такое сопротивление? Нет! Курс на деолигархизацию будет продолжена, с позиций моей самодостаточности и независимости, чего бы это мне не стоило.

Частный бизнес должен управлять только своими собственными предприятиями, а не пастись в государственных компаниях или питаться бюджетными потоками. Власть должна вести диалог с крупными предпринимателями, потому что они создают рабочие места. Но бизнес не имеет права говорить с государством языком ультиматумов.

Финансирование партий

Кстати, одним из важных решений в рамках деолигархизация и связанной с этим демократизации должен стать переход к бюджетному финансированию политических партий.

В прошлом году я лично профинансировал свою президентскую кампанию и расходы моей политической силы на парламентских выборах. Когда ты никому не обязан деньгами, имеешь такую самостоятельность в принятии решений, которым другие похвастаться не могут. Партии и фракции должны быть зависимы только от избирателей, и бюджетное финансирование – шаг к такой цели.

Неотъемлемая часть деолигархизации – демонополизация, потому что именно монополии, паразитирующие на государственных ресурсах, является экономической основой олигархии. Потери от картельных сговоров оцениваются в пределах от 10 до 22% ВВП. До 40% товаров и услуг реализуются на монополизированных рынках. Это убивает стимулы к эффективности, к снижению цен, к модернизации, к повышению качества.

Начать пришлось с чистки самого Антимонопольного комитета, который до недавнего времени, извините за масло масляное, был монополизирован монополистами. Вчера в Нацсовете реформ я дал напутствие новому главе АМКУ применить лучшие мировые антимонопольные практики. Я же буду действовать с такой решительностью, с какой сто лет назад Теодор Рузвельт на основе антитрестового законодательства прекратил злоупотребления олигархов, вернул экономическую конкуренцию.

Надо принять политическое решение об ограничении максимальной доли на определенных рынках уровнем в 50%, а в энергетике – и тридцатью процентами. И по этим новым правилам раздробить монополистов. Выбор им оставить – или повиноваться жесткому регулированию, или продавать часть своего участия.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: