Регистрация Войти
Вход на сайт

С удовольствием уступлю место Луценко, - Ярема

С удовольствием уступлю место Луценко, - ЯремаВозможна ли отставка Яремы? Находясь на грани отставки, генпрокурор Виталий Ярема рассказывает о том, почему совершившие преступления на Майдане до сих пор не наказаны.

Еще год назад Виталий Ярема был одним из героев Майдана. Но уже 30 ноября 2014 го на Вече, посвященном началу протестов, его требовали судить.

А недавно в парламенте начали сбор подписей за отставку Яремы. Для того чтобы начать процедуру его увольнения, необходимо согласие 150 депутатов. Сейчас не хватает всего 20 подписей.

Ключевая претензия к Яреме, который возглавил Генеральную прокуратуру (ГПУ) 19 июня прошлого года, заключается в том, что он так и не сумел довести до суда дела в отношении экс-президента Виктора Януковича и его соратников, а также против людей, расстреливавших Майдан.

Уже на следующей неделе Ярема выступит в Раде с отчетом.

О том, с какими аргументами генпрокурор выйдет к депутатам, он и рассказал НВ.

— Чем продиктовано ваше желание выступить в Верховной раде? Есть что сказать или это шаг в ответ на кампанию, которую развернули против вас?

— И то и другое. Общество требует объяснений, какие результаты достигнуты почти за год после Майдана.

И многие депутаты, которые подписались под проектом постановления [о выражении недоверия генпрокурору], попросту не знают, чем занимается прокуратура, не знают меня. Я хотел бы объяснить.

Такой объем работы, как расследование преступлений против Майдана, не может проводиться за месяц или два. Расследование сегодня приобрело качественно другой характер.

Мы объединили все дела в одно производство, чтобы расследовать их как деятельность преступной организации, созданной Януковичем.

— Как это приблизит наказание?

— Во-первых, меняется квалификация преступлений: теперь расследование проводится по признакам ст. 255 — создание преступной организации, ст. 109 и 110 — узурпация власти, сепаратизм, а также ст. 115 — убийство большого количества людей.

Мы вменяем Януковичу и его пособникам эти статьи, чтобы правоохранительные органы других стран и международные организации помогли нам экстрадировать их.

В рамках дела расследуем эпизоды, связанные с изменением государственного строя,— конституционный переворот 2010 года, преследования политиков, участников протестов и экономические преступления.

Все расследуется в рамках одного дела, результатом которого будет обвинительный акт, который позволит доказать: это были спланированные действия, нацеленные на узурпацию власти и личное обогащение клана Януковича.

— Генпрокуратуру сегодня подозревают как раз в том, что статьи, которые вменялись ранее Семье, были заведомо мягкими — именно затем, чтобы дела развалились, и они смогли спасти активы и унести ноги.

— После Майдана общество требовало немедленных задержаний и расследований, поэтому некоторые следственные действия проводились очень быстро и не давали положительного результата.

В феврале Верховная рада обратилась в Гаагский трибунал, чтобы привлечь Януковича к уголовной ответственности, а ГПУ — в санкционное подразделение ЕС с просьбой ввести санкции против 22 человек из клана Януковича в связи с их причастностью к разворовыванию госсредств и злоупотреблению властью.

Все было сделано наспех, уголовных производств по экономическим преступлениям не было.

Поэтому когда санкционное подразделение начало требовать подтверждений, их было недостаточно.

Сегодня следователи ГПУ активно работают над расследованием фактов разворовывания госсредств и закреплением обвинения.

Мы столкнулись с тем, что Интерпол не объявляет подозреваемых в международный розыск за совершение политических преступленияй и считает так называемые сепаратистские статьи (ст. 109 и 110 Уголовного кодекса) преступлениями политического характера. Поэтому почти 10 месяцев Януковича не объявляли в международный розыск.

— Неужели в ГПУ не понимали, что Интерпол не будет заниматься политическими делами? Почему сразу не были возбуждены дела по “правильным” статьям?

— В отношении Януковича с самого начала было возбуждено дело по ст. 115 — подозрение в убийстве.

Но Интерпол изучил материалы и решил, что это политическое дело. Только когда мы установили причастность Януковича, Николая Азарова и других к экономическим преступлениям, восемь человек объявили в международный розыск.

Теперь, если они появятся в странах ЕС, то будут задержаны и экстрадированы.

— Какое наказание им светит?

— До 12 лет тюрьмы за хищения. Януковичу по ст. 115 (организация убийств) — пожизненный срок.

— Один из сотрудников ГПУ, попавший под люстрацию, рассказывал НВ, что все дела, в частности по Беркуту, были готовы к передаче в суд еще летом. Ваш предшественник на посту генпрокурора Олег Махницкий заявлял, что дело беркутовцев давно готово, но ГПУ позволила бежать командиру роты Беркута Дмитрию Садовнику, обвиняемому в убийствах активистов, и оно может развалиться. Выглядит так, будто Генпрокуратура намеренно позволила преступникам уйти от наказания.

— Если у моего предшественника были возможности — почему он этого не сделал? В марте и апреле МВД назвало 16 беркутовцев, причастных к расстрелам. Задержаны были только трое.

Почему остальным позволили сбежать? Это как раз на совести тех людей, о которых вы говорите.

Никто не может давить на следствие и требовать закончить дело через месяц или к какой-то дате.

Только следователь и прокурор могут оценить, насколько эффективными будут доказательства в суде.

Вы думаете, на меня не давят, в том числе через СМИ, и не говорят: “Годовщина Майдана — надо закончить дело, показать, что сделали”? Я не хочу, чтобы эти дела в суде рассыпались.

В мире масса примеров, когда дела расследуются десятками лет. Если кто то может меня заподозрить, что я торможу расследование — пусть укажет на это, я готов за это отвечать.

Это уникальное производство. Гаагский трибунал изучает его на предмет того, имели ли место преступления против человечности — они тоже могут взять его в производство.

Мы сконцентрировались на расследовании убийств и злоупотреблении властью, но было много других нарушений, в том числе фальсификация протоколов на участников Автомайдана.

Дела более чем по 20 работникам ГАИ направлены в суд, активизирована работа по следователям, прокурорам и судьям, которые фальсифицировали производства. Все эти расследования требуют времени.

Многие говорят: почему вы не привлекаете [за сепаратизм] [регионалов Михаила] Добкина, [Александра] Ефремова?

Мы расследуем уголовное производство, и если в действиях есть признаки преступления, привлекаем к ответственности.

Если сажать потому, что кого то нужно посадить по политическим соображениям, мы ничем не будем отличаться от Януковича и [экс-генпрокурора Виктора] Пшонки.

— Вы упомянули Ефремова. В отношении его и Натальи Королевской ГПУ возбудила таки дела? В чем конкретно их подозревают?

— Есть уголовное производство, проводим следственные действия, проверяем информацию. Не хочу раскрывать суть, но есть коммерческие схемы, связанные с территорией, которая находится под контролем террористов, и мы проверяем их.

— Миллиардера Рината Ахметова допрашивали по тому же делу как свидетеля. Может ли он сам оказаться в роли подозреваемого? Двое работников принадлежащей ему компании ДТЭК рассказали НВ, что шахтерам, ушедшим воевать в так называемое ополчение, продолжают выплачивать зарплаты, хотя ДТЭК этот факт отрицает. Может ли это рассматриваться как финансирование терроризма?

— Да, мы допросили его как свидетеля и по этому делу, и по делу о Майдане — выяснили обстоятельства, в которых он находился во время тех событий.

Ст. 258–3 [УК] предусматривает наказание за финансирование террористической деятельности. В условиях жизнедеятельности региона, оккупированного террористами, действительно работают шахты, некоторые предприятия.

Насколько мне известно от СБУ, предприятия Ахметова зарегистрированы в Украине и платят налоги Украине.

Читайте также: Евросоюз снимает санкции с сыновей Азарова и Януковича, – Лещенко

Что касается зарплат, то я владею информацией, что платят за работу шахтерам в шахте.

А если при этом шахтер взял автомат и пошел стрелять в украинских солдат, и такие факты стали известны СБУ, мы немедленно возбудим уголовное дело.

— Что происходит с делами против Андрея Портнова? Они рассыпаются?

— Ничего не рассыпается. Он выигрывает всего лишь суды первой инстанции. Но это общая проблема. Состояние наших судов вызывает обеспокоенность и у власти, и у общества.

Принимаются слишком мягкие решения относительно лиц, которые подозреваются в совершении тяжелых преступлений. В первую очередь, Печерский суд, к решениям которого апеллирует Портнов.

На решения судов по делам Портнова мы спокойно реагируем — они все принимаются ему в угоду.

ГПУ сегодня расследует уголовное производство, в результате которого Портнову объявлено подозрение в совершении преступлений, и он объявлен в розыск.

Эти подозрения связаны с деятельностью преступной организации Януковича, в которой Портнов принимал непосредственное участие, а также экономическими преступлениями, связанными с расхищением госимущества.

Если он такой смелый, каким показывает себя в СМИ, пусть явится к следователю и даст показания, и мы расставим точки над “і”.

— 19 января по ходатайству ГПУ суд наложил арест на банковские счета близкого к Януковичу бывшего нардепа и бизнесмена Юрия Иванющенко в Швейцарии. Что за дело?

— Иванющенко объявлено подозрение в совершении преступлений, связанных со злоупотреблением служебным положением, поскольку он был народным депутатом.

У него арестованы деньги не только в Швейцарии, но и в странах Прибалтики. Общая сумма — около $100 млн.

Иванющенко входит в санкционный список ЕС, и мы надеемся, что после того, как он будет задержан или осужден заочно, эти деньги будут возвращены в бюджет.

— Из Европы поступают сигналы, что, если к марту Украина не предоставит убедительных доказательств виновности экс-чиновников, санкции могут снять. У вас есть, что им предъявить?

— Практически по всем уголовным делам мы подтвердили наличие доказательств. Санкционное подразделение ЕС требует от нас объявления подозрений в совершении в первую очередь экономических преступлений, таких как разворовывание госсредств.

Есть трудности в документировании причастности этих людей к совершению экономических преступлений.

Есть несколько лиц в санкционном списке, по которым нет уголовных производств по подозрению в совершении экономических преступлений — они подозреваются в причастности к преступлениям, связанным с Майданом. Например, Виктор Викторович Янукович.

— Это значит, что его исключат из списка?

— Мы еще работаем. У нас еще есть время.

— Какую сумму вы рассчитываете вернуть государству?

— Более $200 млн находится на разных счетах в странах ЕС, 6 млрд грн и $1,8 млрд — в Украине. Арестовано 11 земельных участков, шесть домов, в том числе за границей, 50 кг золота и изделия из драгметаллов.

— Генпрокуратуру всегда считали одним из самых коррумпированных ведомств. Один из сотрудников столичной прокуратуры рассказывал НВ, что место стажера в прокуратуре стоит $50 тыс., что каждый месяц прокуроры должны заносить наверх по €70 тыс. Что вы с этим делаете?

— Я говорю всегда фактами и цифрами. За семь месяцев моего пребывания на должности нам удалось привлечь к ответственности девять прокуроров за взятки.

Последний случай — прокурор Обуховского района Киевской области. Требовал 1 га земли за закрытие уголовного производства. Таких эпизодов по прокуратуре — девять.

В правоохранительных органах это самый высокий показатель очищения власти изнутри.

Прокуратура уволила 154 человека на основании закона об очищении власти. Это больше 40 % от всех, кто попал под люстрацию в правоохранительных органах.

— Вы хотите остаться в ГПУ?

— В стране нужно что то делать. Если уйти — то уйти куда? Стране нужны перемены, кто-то их должен делать. Миллионы людей четыре месяца боролись на Майдане, побеждали — ради чего?

В Украине мало что поменялось — в экономике, в социальной сфере. Остались те же самые коррупционные схемы, которые были при предыдущей власти, особенно в сфере так называемых государственых монополий.

Мы возбудили десятки уголовных дел в отношении уже нынешних чиновников, в том числе по Энергоатому, Укртелекому, Укрпочте, Укрзализныце.

Мне кажется, это и есть главная причина того, почему ГПУ оказалась под таким информационным прессингом: мы затронули интересы власть имущих и олигархов.

Системно из бюджета разворовываваются миллиарды. Сегодня мы сталкиваемся с очень сильным сопротивлением, особенно в энергетическом секторе.

Так называемые смотрящие, не имея отношения к деятельности госструктур, но обладая политическим весом, высасывают из госбюджета деньги. К сожалению, мы видели среди этих людей и так называемых патриотов.

— Какие то коррупционные схемы вам удалось раскрыть в новых министерствах?

— За семь месяцев никто, кроме министра [образования Сергея] Квита, не направил в ГПУ информацию про коррупционные схемы предыдущей власти. Схемы существуют, но мы их выцарапываем оттуда.

Если вы хотите, чтобы я был палачом, — дайте мне инструмент. У прокуратуры забрали общий надзор и надзор за деятельностью исполнительных органов власти.

С удовольствием уступлю место Луценко, - Ярема

Раньше мы могли прийти в любое министерство, выявить нарушение и расследовать. Сегодня мы просим: дайте нам какие-то материалы на высокопоставленных чиновников — но, к сожалению такую информацию мы получаем очень редко.

Но мы боремся — начиная от выборов за деньги и заканчивая назначениями на квотные должности.

Квотные должности в министерствах — это системная коррупция, когда не учитывается ни опыт, ни профессиональная подготовка, ни моральные качества, ни специальность человека.

Посмотрите на профессиональные качества отдельных членов нынешнего правительства. Это разве не коррупция?

Плюс нужно создать финансовые условия, чтобы прокурор был независим. Это нелегко, но, извините: все указывают на пример Грузии, где — увеличили зарплаты в 15 раз и все стало нормально.

Да нет вопросов — увеличьте хотя бы в пять раз, и в наших правоохранительных органах тоже все будет нормально.

Это неправильно, когда прокурор или следователь расследует дело о разворовывании на миллиарды, а получает зарплату 3-6 тыс. грн в месяц.

— Говорят, на ваше место хотят назначить Юрия Луценко. Вы об этом слышали?

— С удовольствием уступлю ему это место. Это мой побратим. Если он придёт и скажет "освободи", я немедленно уступлю кресло — пусть работает.

Источник: nv.ua
Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: