Регистрация Войти
Вход на сайт

Как Украине перейти в контрнаступление на информационном фронте

29 января 2015 17:10
1
Как Украине перейти в контрнаступление на информационном фронтеКонфликт на Украине имеет очень много неопределенностей: Путин побеждает или Порошенко, мир или война, в конце концов неопределенно война это или АТО. Но одно не вызывает сомнения — информационная война проиграна Украиной в сухую. На этом фоне крайне странно выглядит политика Президента Порошенко и генштаба, которые с особой озабоченностью восполняют потери в технике и личном составе, и в тоже время в информационной составляющей, где у нас полное поражение, созданное два месяца назад министерство информации до сих пор не имеет помещения и сотрудников.

Читайте также: Дмитрий Ярош: «Сейчас главная задача – победа над внешним врагом» (ВИДЕО)

На этом маленьком примере видна самая большая проблема украинского руководства, а именно не понимание современной войны как многосторонней комплексной системы. Да, не фронтом единым побеждают сегодня. Не будет победы без консолидации власти и народа, ведь риск третьего майдана куда большая опасность нежели поход боевиков на Киев. Не будет победы без реформ, которые должны обеспечить экономический рост и модернизацию армии. И однозначно ни о какой победе мы не можем говорить, когда враг свободно на нашей территории манипулирует информацией и наносит поражение без единого выстрела.
В этой статье я попытаюсь найти ответы на вопрос как перейти в контрнаступление на информационном фронте.

Стратегии врага
Многие аналитики питаясь понять стратегию Путина в этом конфликте делают популярную ошибку считая, что мы имеем дело с какой-то определенной стратегией. На самом деле враг использует против нас много стратегий одновременно, усиливая те, которые работают, и убирая нерабочие. Например, стратегия создать Новороссию — провалилась и ее апологетов убрали, но стратегия дестабилизировать Украину военным конфликтом и отвлекать внимание от Крыма — работает, ее же усиливают.

Такая же ситуация на информационном фронте, где есть несколько стратегий построенных на базе модели рефлексивного управления. Эта модель разработанная советскими учеными предусматривает изменение в мировосприятии противника и таким образом изменение его возможных решений в нужную сторону. Например, информационное запугивание масштабным вторжением в Украину, сыграло важную роль в принятии решения украинской власти уйти из Крыма без боя. В тоже время, была создана иллюзия, что Путин остановится на Крыму.

Информационная война, в отличие от боевых действий, ведется на территории нашего государства почти со времен прихода Путина к власти. В ней выделяются два этапа: до и после Майдана 2013. В домайданный период использовались несколько стратегий, которые работали с идентичностью украинцев. Так, смысловые концепции как третий Рим, «русский мир», евразийство должны были создать новые границы идентичности свои-чужие и заложить новые ценности общие для разных народов и культур. Во многом эти стратегии потерпели неудачи, из-за своей размытости, взаимной конкуренции, и отсутствия ярких местных апологетов. Провал Новороссии связан именно с неудачей в формировании новых идентичностей на территории юго-востока.

Другая группа стратегий работала на усиление существующих идентичностей, а именно: советской (США и НАТО — враги, деды воевали), российской ( город-герой Севастополь, Россия великая держава), и как ни странно украинской (Бандера и УПА герои, Украина национальное государство). Эти стратегии можно считать успешными, поскольку именно образы Хунты и фашистов стали самыми популярными во время конфликта, и влияли на масштабы мобилизации местного населения Донбасса. Работа с коллективной идентичностью определенной группы имеет важные последствия в информационной войне, поскольку именно идентичность определяет восприятие и доверие к информации. Надо признать, что здесь враг оказался весьма успешным и решил ряд важных для будущего конфликта задач:

1.Противопоставление разных групп внутри одного государства. Усиление советской идентичности путем огромного числа сериалов, размашистых празднований 9 мая, с одной стороны, поддержка крайне правых радикалов, содействие их приходу к власти и большая информационная поддержка в пророссийских медиа — создали две конфликтные группы.

2. Подрыв доверия к центральной власти и центральным медиа. Победа Свободы на выборах 2012 года послужила важным фактором мобилизации советской идентичности перед лицом «фашистской опасности». Соответственно победа Майдана ассоциировалась с победой Свободы, Правого сектора, Хунты и создала непосредственную угрозу советской идентичности.

3. Создание замкнутого информационного и коммуникационного поля. Усиление идентичности сопровождалось созданием закрытого поля, где есть определенные каналы информации (российские), которые имеют доверие и определяют понимание ситуации человеком.

4. Эксплуатация идентичности. Истории о изнасилованиях, «распятых мальчиках», убитых беременных это образы, которые были заложены в советских и российских фильмах о второй мировой войне. Сегодня эксплуатация этих образов активизирует советскую идентичность и соответствующую модель поведения — остановить фашистов.

Все это важно для понимая ситуации и определения наших действий. Одно из самых популярных заблуждений состоит в том, что Украина проигрывает информационною войну из-за отсутствия украинских медиа на оккупированных территориях. Но практика освобожденных городов показывает, что наличие украинского информационного пространства не ведет к изменению убеждений у людей. Еще больше примеров, когда переселенцы, несмотря на полученную помощь от «хунты», остаются при своем мнении о природе конфликта и справедливой стороне. Решить проблему закрытой советской идентичности Донбасса и Крыма главная цель информационного контрнаступления.

В послемайданный период информационная война со стороны России носит тактический характер с целью обеспечить превосходство в отдельных сферах конфликта. Мы выделили несколько ее особенностей:

1. Работа с разными целевыми аудиториями. Информационные кампании не носят глобальный характер, а таргетируются на нужные аудитории в соответствии с целями. Так, например отличаются кардинально месседжы для международного сообщества, построенные на нестабильной Украине и гражданском конфликте, и месседжы для внутреннего потребления основанные на угрозе «фашизма» и США.

2. Угрозы и давление. Намеренное преувеличивание будущего конфликта с целью запугать и получить выгодное положение. Создание атмосферы риска полного поражения и уничтожения. Акцент на повторение трагедий как в Илловайске.

3. Подрыв доверия к политической элите. В последнее время усиливаются информационные атаки на представителей политической элиты, дискредитируя их биографии и убеждения. Таким образом подрывается доверие к важным политическим решениям.

4. Борьба против символов. Война создает символы и героев, которые оказывают мобилизационное влияние на общество. Такими символами стали киборги донецкого аэропорта и Надежда Савченко. Уничтожение символов деморализует противника и развивает пораженческие настроения.

Стратегия информационного контрнаступления
Несмотря на «информационный блицкриг» РФ Украина сохраняет достаточно возможностей перейти в контрнаступление. К сожалению, низкий интерес со стороны военного руководства и непонимание во властных кругах оставляют информационною борьбу в руках волонтеров и воли случая, как это было с печальным авиарейсом MH17.

И так, в основе украинской информационной стратегии должны лежать инструменты работы с идентичностями, а не просто с информацией. Ситуация в Славянске и Краматорске после возвращения туда информационного пространства Украины показывает, что одним телевидением и газетами результата не будет. Работа с идентичностями означает работу с ценностной базой субъекта. То есть информация, которая подается суб’єкту должна выходить из его ценностной базы. Бесполезно предлагать свободу человеку, который хочет есть, но с ним можно говорить у разных путях получения еды.

Поскольку нашим главным субъектом является советская идентичность проанализируем ее ценностную базу. Коммунистическая идеология создала человека, мировоззрение которого основывается на материальном базисе. Поэтому советскому человеку очень важно слышать о зарплате, рабочем месте, пенсии, медицинском обеспечении и других социальных гарантиях. Успех государства напрямую зависит от обеспечения социальных благ. Следующая важная составляющая идентичности это устранение от ответственности. Государство должно отвечать за все и решать проблемы человека.

Именно об этом было знаменитое «услышьте Донбасс», другими словами — вы должны заботится и считаться с нами. Еще одна составляющая это материальные иллюзии. Ожидание прихода коммунизма как «рая на земле» породило зависимость от идеального будущего. Эту особенность советской идентичности оседлала некогда Партия регионов предложив лозунг «стабильность и благополучие», то есть коммунизм другими словами, и добились желанного результата. Другой пример, Грузия, где избиратели поддержали Бедзину Иванишвили, в надежде что он поделится своим богатством. Теперь перейдем к пониманию «свои-чужие». Для постсоветского человека «свои» это жители СССР, а также рабочие заводов, выходцы из рабочих кварталов и индустриальных регионов. Чужие — это капиталисты, богатые, Европа и США, НАТО, фашисты.

В построение стратегии информационного контрнаступа также надо учитывать ограниченность финансовых и информационных ресурсов Украины. Поэтому попытаемся создать примерную стратегию для освобожденного города Славянска. И так, первое что должны были получить жители города — гарантии полного восстановления и возвращения прежних условий работы. Конечно, сделать это силами пустого украинского бюджета было б невозможно. Но гарантии и планы, как известно необязательно осуществляются. Вместо мелких раскиданных сум бюджетных денег, надо было создать шедевр из конкретного дома, вложив в это большинство государственных средств. Такой дом стал бы наглядным генератором иллюзии лучшей жизни, и ожидание своей очереди.

В данном случае, новая иллюзия вступает в конкуренцию с прежней, в которой хорошая жизнь связана с сотрудничеством с Россией, но построенная на той же базе. Вместо завешанных бордов «Единая страна», надо было развешать проекты и модели будущих изменений в городе. Должны были пройти ряд больших инвестиционных конференций по созданию новых заводов и рабочих мест. Государство должно было бы утвердить план, который предусматривал повышение средней заработной платы до 10 тысяч гривен в течение трех лет. Наконец, что особенно важно в городе должна была работать новая команда управленцев, но из переселенцев и местных. Именно, эта «своя» команда и должна была обеспечить озвучивание ключевых проектов, планов и решений. Конечно, во многом это были бы всего лишь обещания, но разве не обещания светлого будущего любил советский человек? В данном случае, это будущее связано с Украиной.

На этом примере мы можем выделить ключевые элементы нашей стратегии. Первое, создание иллюзии счастливого будущего, исходя из базы идентичности, но отличного от предыдущей или действующей иллюзии. Второе, подкрепление иллюзии практическими шагами, как планы, проекты и решения. И третье — коммуникация обеспеченная «своими».

Теперь остановимся на инструментах коммуникации, в которых Украина особо ограничена. Конкурировать с масштабами российских медиа у нас нет шансов, но это отнюдь не делает нас более слабыми. Российской машине пропаганды мы должны противопоставить социальною сеть, только не виртуальную, а реальную. Конечно, в технологическом плане это шаг назад, но в нем есть ряд преимуществ. Самый сильный информационный контакт это контакт вживую со знакомым человеком.

Пенсионерка из Славянска вряд ли поверит что в Киеве нет хунты посмотрев новости УТ-1, но шансы что она засомневается в этом утверждении куда большие если об этом она узнает от своей соседки, либо директора ЖЭКа, либо школьного учителя и т.д. Действующие активные социальные сети гражданских организаций и инициатив куда более эффективный инструмент нежели тв или газета, поскольку они не только передают информацию, но и создают контексты для ее восприятия. Например, если благотворительный фонд организовывает поездку пенсионеров из Славянска на реабилитацию в пансионат Трускавца, то информация воспринимается пенсионером не только посредством коммуникационного канала, но и в реальных действиях. Реальная социальная сеть — эффективный ответ на информационную борьбу в условиях монополии медиа.

И так, здесь мы набросали основы стратегии украинского информационного контрнаступления. Дальнейшая детализация должна происходить в соответствии с главными направлениями информационных ударов, а именно: украинская армия и фронт, украинское общество, международная общественность, российское общество.
Андрей Петровский

Источник: hvylya.net
Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии: (1)
Пользователь offline Офлайн Старик 29 января 2015 18:28
Для начала необходимо делать бюллетень событий в Украине и под эгидой МИД Украины рассылать его во все мировые издания мира (особенно в Европе и США). Тогда ни одна газета или журнал не сможет публиковать фейки из Москвы. Необходима ссылка на информацию, полученную из официальных источников. Не надо ждать когда иностранные издания будут искать информацию по событиям из Украины. Надо самим передавать такую информацию во все зарубежные издания.
Цитировать          1
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: