Регистрация Войти
Вход на сайт

Валерия Новодворская – «наш демократический панк»

Валерия Новодворская – «наш демократический панк»До последнего дня Новодворская была колумнистомв оппозиционном журнале The New Times

Один мой хороший знакомый в девяностые годы назвал Валерию Новодворскую "нашим демократическим панком".

Думаю, что сама Валерия Ильинична не обиделась бы на такую характеристику.

В обществе, всё ещё с большим трудом преодолевающем тяжёлые последствия советского двоемыслия (да и преодолевающем ли?), Новодворская, казалось, вообще не представляла себе, что значит: говорить не то, что думаешь.

Именно поэтому у неё никогда не было никаких политических перспектив, и свою стезю в жизни она, диссидент и публицист, выбрала правильно.

Эрудит и интеллигент, Новодворская всегда писала интересно. Но, что ещё важнее, она не так часто и ошибалась. И горькие последствия двух войн в Чечне, и движение России к авторитаризму она предвидела давно.

Радикализм её высказываний был реакцией принципиального человека на конформизм российской жизни, порождённый, в свою очередь, прежде всего советским опытом.

Новодворской восхищались и её ненавидели. Некоторые даже после ее смерти не могут отказаться от грубостей в ее адрес. Но она никого не оставляла равнодушным.

Валерия Новодворская, несомненно, ошибалась, и не раз. С моей личной точки зрения, чаще в людях, чем в оценке политических событий и тенденций. Она делала то, что считала нужным, и знала, что будет то, что будет.

Валерия Новодворская – «наш демократический панк»

Валерия Новодворская у здания Госдумы во время акции протеста в связи со взрывами жилых домов в Москве (20 октября 1999 года)

Конечно, Валерия Ильинична, демократ и либерал, понимала, что в ближайшее время Россию не ждет ничего хорошего. Но это не мешало ей оставаться оптимистом, всегда поступавшим в согласии со своей совестью. Это в ней и привлекало даже оппонентов.

Новодворская никогда не занимала никаких должностей, если не считать лидерства в непризнанной властями СССР партии "Демократический союз".

Вообще-то, её невозможно было представить себе ни в каком кабинете, даже директора самой что ни на есть демократической НПО.

Но, парадоксальным образом, из всех участников диссидентского движения шестидесятых-восьмидестых годов вполне успешная профессиональная "карьера" сложилась, пожалуй, только у Новодворской.

Вероятно, именно потому, что она всю последнюю четверть века занималась тем, что умела лучше всего - писать и говорить. А это единственное, что позволено диссиденту в России, которая, даже если следовать официальному школьному курсу обществознания, относится к странам с "подданнической" политической системой.

То есть такой, при которой участие граждан в политике ограничено, а несогласие с властями осуждается не только ими самими, но и большинством людей. В этих условиях Вацлаву Гавелу или Леху Валенсе появиться на исторической сцене почти невозможно, да и неоткуда.

Человек, которого принудительно заточили на два года в казанскую психиатрическую тюрьму (клиникой это заведение назвать трудно) при Брежневе, Новодворская стала в России, возможно, самым твёрдым и самым известным представителем классического консерватизма, своего рода российским Уильямом Бакли.

Это, как и звание "демокартического панка", полагаю, вполне устроило бы Валерию Ильиничну в качестве эпитафии.

Константин Эггерт

bbc.co.uk


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: