Регистрация Войти
Вход на сайт

Джеффри Пайетт: «Стратегия Путина станет менее убедительной после выборов 25 мая»

22 мая 2014 18:48

Джеффри Пайетт: «Стратегия Путина станет менее убедительной после выборов 25 мая»Беседа с послом США на Украине Джеффри Р.Пайеттом состоялась в рамках конференции «Украина: мыслить вместе» в Киеве.

Об этом сообщает New Republic, публикуя «отредактированный и сокращенный текст интервью». Вопросы задавали журналисты Юлия Йоффе и Фрэнк Фоэр.

Пайетт: «Все эти разговоры о фашистах и погромах смехотворны. После смены правительства на Украине не было волны антисемитских действий».

Йоффе: «Но в какой мере антисемитские выходки на Востоке, на Юге и Юго-Востоке призваны очернить правительство в Киеве, объявить его членов фашистами и антисемитами, а в какой мере это естественный побочный продукт русского национализма?»

Пайетт: «Я бы предположил, тут больше первого, чем второго. Когда прозвучал вопрос: «Действительно ли людей просили регистрироваться а-ля третий рейх?», я сказал, что это неважно… Даже если это была фальсификация, эта фальсификация была призвана посеять страх и создать ощущение неопределенности. А это доминирующий элемент российской стратегии с 22 февраля — сеять страх. Никто не знает, где остановится Путин, никто не думал, что он так далеко зайдет, что вторгнется в Крым и аннексирует его, а с тех самых пор Россия отвергает дипломатические «съездные пути».

«Были крупные усилия в Женеве, и здесь, в Киеве, была реальная работа над осуществлением Женевского соглашения», — продолжал Пайетт. По его словам, правительство Украины «совершило шаги в сторону децентрализации и национального диалога. Россия ровно ничего не сделала».

По словам Пайетта, «после вторжения в Крым на Украине расширилось число сторонников Европы». На его взгляд, вызов, стоящий перед Яценюком, — это «маленькие города — Славянск и тому подобное, где мало промышленности и люди переживают за свое экономическое будущее. Он должен найти способ увлечь их за собой, убедить их, что включение в европейское экономическое и политическое пространство не отнимет у них их крымскую (так в оригинале. - Прим. ред.) идентичность… и что их исторические, культурные, языковые и семейные связи с Россией тоже не будут подвергнуты опасности».

Пайетт также сказал: «Одно время ходили слухи, что в России выдают карточки «выйди из тюрьмы свободно» любому, кто готов ехать на Восток… Очевидно, на ранних фазах — с середины до конца марта — Россия вела игру на провоцирование восстания. Появлялись автобусы с так называемыми «политическими туристами». Но это не сработало, и тогда начались эти более динамичные операции».

Йоффе: «Похоже, Путин немного сдает назад. Он не признал референдум так, как сделал в Крыму. Это что-нибудь значит?»

Пайетт: «Наша линия, которую я считаю правильной, гласит, что в этот момент мы смотрим только на дела, а не на слова… Думаю, российская сторона стремится потратить как можно меньше на достижение своей цели, а цель — прежде всего, крах этой демократической революции. Наш аргумент таков: России следует стремиться к тому, чтобы Украина была стабильной, процветающей и создавала экономические благоприятные возможности для России. Пока мы не видели доказательств того, что Россия готова принять этот вариант, но, очевидно, на данный момент это единственный жизнеспособный вариант для России. Думаю, задача по превращению Украины в зависимое образование, — именно против этой задачи Майдан и восстал».

Фоер: «Становится ли стратегия Путина менее убедительной с течением времени?»

Пайетт: «Думаю, она станет менее убедительной после выборов 25 мая… Я вполне уверен, что, кто бы ни поднялся наверх в результате этого процесса, он мощно сфокусируется на том, чтобы увлечь за собой Восток».

Фоер: «Вы провели много времени на Майдане?»

Пайетт: «Во время демонстраций я бывал там пару раз в неделю».

Йоффе: «Вы осторожничаете, поскольку с российской стороны пропаганда утверждает, что все было срежиссировано Западом?»

Пайетт: «На мой взгляд, неважно, что мы делаем, они все равно нас во всем обвинят. Примерно месяц назад Чуркин сказал, что на седьмом этаже Дома профсоюзов (в Киеве - Прим. ред.) был офис посольства».

По словам Пайетта, в период Майдана «правительство нас приветствовало, потому что мы вкладывали массу энергии в создание каналов коммуникации между Яценюком, Порошенко, Кличко и всеми этими ребятами. МВД звонило мне в любое время ночи. Правительство Януковича рассчитывало на нас, чтобы мы помогли им как бы выкарабкаться из той ситуации, которая была создана решениями Януковича».

Отвечая на вопрос о Майдане, Пайетт отметил, что в его развитии было несколько фаз, от «огромного праздника» до «гораздо более мрачной картины» с конца декабря. «У людей Януковича был список врагов», — сказал посол, упомянув о нападениях на Татьяну Чорновол и Дмитрия Булатова. «Все были уверены, что есть какая-то российская команда мокрых дел, так как критерием для всех была «оранжевая революция», которая прошла ненасильственно. Тогда никто не пострадал. А в этом случае внезапно появились пострадавшие, и все становилось мрачнее, мрачнее, еще мрачнее. Затем, 16 января, Янукович протолкнул комплекс антидемократических законов прямо из российского учебника. Это был один из настоящих переломных моментов. Я разговаривал с Яценюком, Порошенко, Кличко и Тигипко, и они говорили: «Мы должны придумать, как это закончить, но мы не можем просто сказать всем, чтобы они расходились по домам».

Йоффе: «Каким было российское дипломатическое присутствие?»

Пайетт: «Они исчезли, они уехали. Посол уехал, когда уехал Янукович. В последние дни Януковича в городе были ГРУ и другие команды российских советников, нам это точно известно. И, очевидно, было давление со стороны Путина. Версия была такая: Путин говорил Януковичу, что тот должен все это прекратить, любой ценой. И это выводит на 20 февраля и стрельбу. События 20 февраля примечательны тем, что никто не разбежался».

Фоер: «А сами спецслужбы? Очевидно, они выполняли чьи-то приказы».

Пайетт: «Они были полностью скомпрометированы, полностью инфильтрированы. В украинском СБУ были офицеры ФСБ, ГРУ».

Фоер: «До сих пор так?»

Пайетт: «Нет. На уровне головного управления руководство потратило много времени на попытки искоренить все это наследственное присутствие российско-советского КГБ».

Йоффе: «Что случилось с украинскими силовыми ведомствами? В Славянске они просто полностью прекратили существование, в Одессе полиция растаяла».

Пайетт: «Тут пара причин, прежде всего — разгул коррупции. Коррупции эпохи Януковича».

Йоффе: «Что вы думаете о Порошенко?»

Пайетт: «У нас нет любимчиков на этих выборах. Важно, что это невероятные выборы, так на них смотрит украинский народ».

newrepublic.com


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: