Регистрация Войти
Вход на сайт

Мучителей козака Гаврилюка ждет трибунал

Мучителей козака Гаврилюка ждет трибуналПотому что международно-правовые нормы об уголовной ответственности официальных лиц за пытки являются универсальными, имеют прямое действие и приоритет над национальным законодательством. 

23-го января 2014 года интернет-ресурсы и 24-го января 2014 года — центральные телеканалы обнародовали видео о факте жестокого, циничного и публичного истязания человека в Украине работниками правоохранительных органов (Михаила Гаврилюка «Беркут» прогнал дважды через строй и отрезал его «оселедець», перед тем как снять его голым). 

Событие состояло из следующего: 

Во время противостояния на ул. Грушевского в Киеве сотрудниками специального подразделения «Беркут» был физически захвачен гражданин Украины, житель Хотинского района Черновицкой области Михаил Гаврилюк. Его по покрытой снегом земли затянули на часть ул. Грушевского, находящейся под полным контролем спецподразделений милиции и внутренних войск, и жестоко избили, затем при температуре воздуха в диапазоне от −10 до −15 градусов по Цельсию полностью до гола раздели и продолжали бить лежащим на земле и беззащитным. Били по всем частям тела, в том числе и по голове. 

Как видно из обнародованных видео- и фото-материалов, сотрудники отрядов специального назначения полностью догола раздетого и избитого Михаила Гаврилюка заставили позировать для фотографирования и видеосъемки, при этом продолжали бить и словесно унижать. Официальные лица правоохранительных органов заставили Михаила Гаврилюка зажать в руке врученный ему ледоруб, фотографировались с ним и цинично глумились над ним, после чего в голом виде затолкали в автозак. 

Кроме того, жертва пытки гражданин Украины Михаил Гаврилюк средствам массовой информации сообщил следующее: 

При захвате сотрудники «Беркута» сняли с него шапку, бросили на землю, тянули по снегу и громко, глумясь кричали: «Смотрите, мы пленили атамана Мамая». Далее его бросили на землю и долго били, прежде всего ногами, прыгали на него, ставили ноги на голову и фотографировались. Впоследствии сорвали с него всю одежду и продолжили избивать в голом виде, ставя ноги на голое тело и голову, при этом фотографируя. 

Кроме того, его силой поставили на колени, удерживали и в это время ножом отрезали (отрывали) волосы (длинную прядь волос на голове). Далее продолжили бить, издеваться, фотографировали его обнаженного и избитого и фотографировались с ним обнаженным и избитым, заставляли держать ледоруб и кричать одобрительные возгласы в адрес сотрудников правоохранительных органов. Обнаженным затолкали в автозак. 

Вышеуказанные действия по нормам национального законодательства Украины и международного уголовного права квалифицируются как пытки, т.е. умышленное причинение сильной боли или физических или психических страданий по отношению к человеку, лишенному свободы. 

В частности, международно-правовые требования в данной сфере закреплены во Всеобщей декларации прав человека и гражданина (1948 г.), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Международном пакте о гражданских и политических правах (1966 г.), декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1975 г.), Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.), Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-либо форме (1988 г.), Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Основных принципах применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка (1990 г.), в Документах ОБСЕ и прочих международно-правовых актах. 

В международном уголовном праве пытки признаются как деяния, направленные на побуждение потерпевшего или третьего лица к определенным активным действиям, так и деяния без определенной цели по произвольным причинам.  

Согласно практике применения норм международного уголовного права, совершение официальными лицами органов правопорядка пыток в данной форме с наличием указанных признаков по отношению только к одному человеку подпадает под определение преступления, на которое не распространяется срок давности. 

При международно-правовой оценке преступного деяния в форме пытки принимаются во внимание все обстоятельства индивидуального дела, особенно продолжительность пытки, жестокость и циничность причинения боли и страданий. 

Учитывая вышесказанное, очевидным и бесспорным является тот факт, что официальными лицами правоохранительных органов по отношению к Михаилу Гаврилюка совершены пытки, то есть действия, которые по международному уголовному праву считаются преступлением против человечности. 

В указанных действиях официальных лиц правоохранительных органов с очевидностью имеет место превышение власти, сопровождавшееся насилием, болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями (ст. 365 УК Украины). 

Нормами международного уголовного права прямо предусмотрено, что уголовной ответственности за пытки подлежат государственные лица или другие лица, которые выступают как официальные. 

Отдельные официальные лица правоохранительных органов, которые в непосредственной близости наблюдали за осуществлением пытки и не совершили никаких действий по ее прекращению, совершили преступление в форме служебной халатности, что предусмотрено ст. 367 УК Украины. 

Согласно требованиям международного уголовного права уголовной ответственности за пытки подлежат не только официальные лица — непосредственные исполнители преступления, но также и те официальные лица, с ведома и молчаливого согласия которых пытки совершались. 

Пытки Михаила Гаврилюка были сопряжены с действиями, направленными на унижение национального достоинства, а именно, для осуществления публичной пытки из всего круга задержанных был выбран человек, который внешне и характерной прической (чубом, «оселедцем») ярко отождествлял образ украинца. Чуб, «оселедець» — старинная мужская прическа в виде длинной пряди волос на бритой голове. 

Именно такую прическу, по историческим свидетельствам, носил великий князь Киевский, правитель Руси с 964 по 972 год Святослав Игоревич (сын князя Игоря и княгини Ольги, отец Владимира Великого и дед Ярослава Мудрого); наибольшее распространение в народе чуб («оселедець») получил во времена украинского казачества; чубы также носили кобзари, которые по многовековой традиции считались певцами украинской души, бесспорными авторитетами украинского народа (Григорий Сковорода подписывал свои произведения «Старец Варсава»; Великим кобзарем является Тарас Шевченко). 

Во время пытки официальные лица правоохранительных органов, держа Михаила Гаврилюка раздетого на коленях на снегу, с помощью ножа, глумясь, рвали (отрезали) у него волосы. 

Кроме того, фотографируя Михаила Гаврилюка голым на 10-15 градусном морозе, официальные лица правоохранительных органов заставили его зажать в руке ледоруб в виде примерно метровой палки с острой металлической лопаткой, который явно внешне создавал образ «голого украинского казака». Цинично фотографировались с ним, дополнительно оскорбляли, били. 

Налицо очевидная дискриминация по национальному, этническому и политическому признакам. 

Осознавая, что в Украине уже около десяти лет целенаправленно реализуются политические технологии, направленные на раскол государства, на разжигание «вражды между Востоком и Западом страны», официальные лица правоохранительных органов, унижая национальное достоинство Михаила Гаврилюка, подчеркивая его образ украинского казака, целенаправленно нарушали 3, 4, 5, 11, 15, 24 и другие статьи Конституции Украины, и совершили преступление, предусмотренное ст. 161 УК Украины (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности). 

Совершение официальными лицами правоохранительных органов — командирами правоохранительных подразделений специального назначения и внутренних войск пытки Михаила Гаврилюка публично в присутствии нескольких тысяч сотрудников подразделений специального назначения и внутренних войск является прямым посягательством на основы правоохранительной системы Украины, является прямым унижением содержания присяги работника правоохранительного органа и военнослужащего внутренних войск. 

Способ и форма совершения официальными лицами правоохранительных органов пыток Михаила Гаврилюка с ярко выраженным циничным акцентом на образе украинца, включающий национальную память и традиции, является целенаправленным унижением национального достоинства всего украинского народа, является преступной агрессией против конституционного строя Украины, украинской нации, ее исторического самосознания, традиции и культуры. 

Официальные лица правоохранительных органов не ограничились актом публичной пытки Михаила Гаврилюка. Они массово совершили фотографирование и видеосъемку события пытки и создали условия, а также прямо совершили действия по немедленному распространению этих фото и видеоматериалов в информационном пространстве Украины, с целью распространения среди широких слоев украинского населения страха и чувства унижения национального достоинства. 

Обобщенная правовая позиция относительно изложенных обстоятельств и их правового регулирования: 

Пытки как преступление против человечности согласно требованиям международного уголовного права является уголовно-наказуемым деянием независимо от того, установлено оно в качестве правонарушения в национальном праве или нет. 

В отношении данного преступления нормы международного уголовного права имеют абсолютную универсальную юридическую силу без каких-либо территориальных и временных ограничений. 

Учитывая вышесказанное, согласно требованиям международного уголовного права принятие отдельных законов, которые «формально» содержат положения о возможности освобождения от уголовной ответственности официальных лиц правоохранительных органов за совершение пыток (преступления против человечности), не имеет юридического значения, потому что: 

— Во-первых, действуют конвенционные международно-правовые нормы, ратифицированные Верховной Радой Украины (пакты, договоры, конвенции о запрете пыток и ответственности в этой сфере), которые не предусматривают никакой возможности освобождения официальных должностных и служебных лиц, а также государства в целом и его органов, отдельных организаций и учреждений от ответственности; 

— Во-вторых, международно-правовые нормы об уголовной ответственности официальных лиц за пытки являются универсальными, имеют прямое действие и приоритет над национальным законодательством. 

— Николай Сирый, старший научный сотрудник Института государства и права Национальной академии наук Украины, кандидат юридических наук; Харьковская правозащитная группа.

argumentua.com


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: