Регистрация Войти
Вход на сайт

Как Евромайдан превратился в революцию

Как Евромайдан превратился в революциюЗверски разогнав Евромайдан, власть словно вылила цистерну бензина на дотлевающий костер.

Сразу после окончания саммита в столице царило разочарование. Общая для всех цель – подписания Соглашения об Ассоциации – не была достигнута. А политических лозунгов многие евромайданщики не имели. Субботняя бойня на Майдане вызвала в народе не страх, а волю к сопротивлению.

К памятнику Шевченко в воскресенье пришли все: бабушки-«божьи одуванчики», хипстеры, немолодая богема, гламурные «барби», ребята «с окраин» и т.д.

Народ не обращал особого внимания на координаторов с мегафонами (если вообще их слышал), сам формировался в колоны и тянулся вниз по бульвару Шевченко на Крещатик. Когда голова дошла до Майдана, хвост еще не спустился даже до Бессарабке – по усредненным подсчетам на улицу вышло около 200 тысяч людей.

По дороге группка правых активистов попробовала штурмовать мэрию, но была остановлена другими демонстрантами. Впрочем, очень скоро здание КГГА перейдет под контроль демонстрантов, и там будет организован инфраструктурный штаб.

Едва завидев многотысячную толпу, с Майдана Независимости убежали несколько десятков охранявших недостроенную елку обычных милиционеров-синефуражечников («Беркут» лишний раз на улицы стараются не выводить, памятуя о субботних событиях).

«Мы не «Беркут!» - перепугано кричал журналисту молодой парень в милицейской форме, улепетывая в закоулки на Городецкого. Главная площадь страны перешла под контроль демонстрантов без единого конфликта.

Но с организацией было по-прежнему туго. Только звук устанавливали не менее получаса, и все равно люди по краям толпы не могли ничего расслышать. Крепкие молоды люди в спортивной форме или партийных куртках несколько раз пытались оттеснить прессу подальше от мобильной сцены, где выступали партийные лидеры, что несколько раз приводило к толкотне.

Тем не менее, люди получили то, чего так не хватило на акции недельной давности – план конкретных действий. Он предусматривает всеобщую забастовку, блокирование правительственного квартала (автомобилями и народными массами) и Верховной Рады. По замыслу оппозиционеров, через несколько дней это должно привести к отставке Кабмина и досрочным президентским выборам. «Это уже не митинг, не акция. Это - революция», - заявил со сцены Юрий Луценко.

Пока оппозиционеры друг за дружкой сменялись на сцене, часть демонстрантов решила пойти к Банковой, не дожидаясь утра понедельника. Там уже стоял привезенный, очевидно, лидером «Братства» Дмитрием Корчинским бульдозер, который предполагалось использовать для прорыва плотных рядов милиции.

Кроме «братчиков», основную часть самых активных демонстрантов составляли, по информации «Фокуса», разнообразные «несистемные правые», члены маргинальных ультранационалистических движений и группировок.

До субботнего разгона раскол между активистами Евромайдана проходил в основном по линии «политичность-аполитичность»: часть выдвигала лишь проевропейские лозунги, часть требовала еще и досрочных выборов. После кровавой субботы евроинтеграция отошла на второй план – всех объединили политические лозунги, против партийных флагов уже никто не выступает, все требуют отставки Кабмина/импичмента президента.

Но теперь не получается договориться о том, как этой цели достигать: мирным путем или силовыми действиями. Майдановцы разделились на «миротворцев» и «радикалов».

На Банковой их противостояние вылилось в открытый конфликт. Сторонники мирного протеста блокировали бульдозер и призывали не нападать на «Беркут» и внутренние войска, охранявшие Администрацию. Радикалы с этим были несогласны, между двумя лагерями постоянно возникали жесткие стычки.

Политиков, которые могли бы успокоить обстановку, не было очень долго. Первым пришел «миротворец» Петр Порошенко. Но встретили его очень неприветливо. Услышав призывы уйти с Банковой на Майдан, многие «радикалы» засвистали нардепа и хором отправили его по известному адресу. Порошенко не сдавался, пока его с помощником не спихнули с бульдозера.

Это послужило сигналом к штурму. Мостовую быстро разобрали на булыжники, в милицию полетели металлические ограждения, камни, файера, светошумовые гранаты. Передние ряды, состоявшие из солдатов внутренних войск, обливали слезоточивым газом.

Внутренние войска получили подкрепление от «Беркута» и перешли в контратаку. Исход противостояния решили несколько брошенных милицией шашек с удушающим газом. Вынуждены были отступить даже самые ярые демонстранты. Но вскоре перестроились и начали опять готовиться к штурму.

К тому времени на Майдане оппозиция, почти без сопротивления, взяла под контроль Дом профсоюзов. Охрана здания ретировалась через черный ход. Это, как и захват КМДА, означает, что протест прошел точку невозврата – такие действия являются прямым нарушением законодательства и дают милиции формальное право на применение силы (о чем МВД и предупредило уже поздно вечером). Оппозиционеры, фактически, сожгли за собой мосты: или полная победа или поражение и непременные репрессии – если не против самых лидеров, так против рядового актива.

Но последний предпочитал не думать о плохом. Со сцены призвали идти дальше и захватывать Украинской дом. Помимо выгодного расположения, здесь в случае успеха можно было бы разместить сотни митингующих.

В отличие от Дома профсоюзов, здание на Европейской площади сходу взять не получилось. В помещении забаррикадировалось неизвестное количество бойцов спецподразделения «Титан». Лидеры демонстрантов отправились на переговоры с руководством подразделения, предлагая тому сдаться. Обещали даже сделать специальный коридор, чтобы правоохранителей никто не тронул.

Полтора часа многотысячная толпа под Украинским домом скандировала «Титан», выходи, присоединяйся к нам!», «Не бойтесь, не тронем!» и подобные лозунги.

Терпение заканчивалось. Все больше митингующих протискивалось в предбанник на одном из входов. Стихийный штурм начался бы через пару минут.

Но как раз подоспел эмиссар от организаторов Майдана с сообщением: лидеры оппозиции призвали отказаться от силового варианта. Часть толпы возмутилась, но большинство послушалось. Народ сотнями повалил назад на Майдан Независимости, где начали разбирать на баррикады злополучную елку. Люди массово обживались в Доме профсоюзов и мэрии.

За час до этого беркутовцы начали разгон акции на Банковой, по жестокости не уступавший побоищу на Майдане. Под горячую руку попали множество журналистов. Взятых в плен демонстрантов беркутовцы добивали со словами «На колени, мразь!»

Точка невозврата действительно пройдена.

Милан Лелич, focus.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Комментарии: (1)
Реалист 3 декабря 2013 05:08

Что значит" взяла под контроль Дом профсоюзов", "Лидеры демонстрантов отправились на переговоры с руководством подразделения, предлагая тому сдаться" Это просто злостное хулиганство.В любой стране с работающим законодательством,такое хулиганство должно быть пресечено,виновные должны быть назаны по административным и уголовным статьям.

Цитировать          1
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: