Регистрация Войти
Вход на сайт

Насколько готова Украина к большему, чем просто статус ассоциированного членства в ЕС

Насколько готова Украина к большему, чем просто статус ассоциированного членства в ЕСВ конце ноября Украина может подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Это событие уже стало одной из главных политических тем 2013 года. Большая половина украинцев горячо поддерживает такие шаги, и удивительный консенсус по этому поводу наблюдается и в политической элите страны. И власть, и оппозиция декларируют «европейский выбор», что делает временно маргинальными сторонников жесткой ориентации на Таможенный союз.

Кажется, что все теперь зависит только от желания самих европейцев посчитать Украину цивилизационно близкой страной. Реальная близость евроинтеграции так ослепила общественность, что даже в экспертном сообществе мало задаются вопросом — насколько готова Украина к большему, чем просто статус ассоциированного членства в ЕС? Насколько готовы к этому различные политические элиты страны? Может ли европеизироваться наш бизнес? И готовы ли сами украинцы к тому, чтобы начать привыкать к европейским порядкам?

Евразийская элита Украины

Стоит сразу напомнить, что на данном этапе не идет речь о вступлении Украины в Европейский Союз. ЕС в ближайшее время собирается расширяться на юг, рассматривая в качестве кандидатов на вступление Сербию, Черногорию, Боснию и Албанию.

Но при подписании Соглашения об ассоциации Украина все же делает некоторый шаг в сторону европейских порядков. Если мы говорим, что стремимся в Европу, то это должно привести к изменениям внутри самой страны. И эти изменения должны коснуться как властей, так и оппозиции.

Украинские элиты должны понять, что устоявшийся еще со времен Кучмы «византийский» политический стиль не очень приемлем для сегодняшней Европы. Элиты должны быть более публичными и бороться за голоса избирателей, а не решать кулуарным путем вопросы общенациональной повестки дня.

Нужна большая прозрачность. И когда мы говорим об этом, то в одинаковой ситуации оказываются и нынешняя власть, и нынешняя оппозиция. И те, и другие не привыкли к прозрачности ведения дел в политике.

Элитам, живущим по европейским понятиям, стоит больше прислушиваться к мнению народа. К примеру, в тех же европейских странах спорные вопросы общественного развития или муниципальных дел решаются на референдуме. У нас в стране институт референдума толком не сложился ни на государственном, ни на местном уровне. Даже если референдумы у нас проводятся, то нет четкого механизма реализации их итогов.

Да и сам по себе выборный процесс у нас в стране не дает обратной связи между политиками и их избирателями. Депутаты толком не отвечают за свои действия после попадания в парламент. Если они отказываются от своей предвыборной программы и переходят в иную политическую силу, то граждане никак не могут на это повлиять. Элита живет сама по себе и даже не задумывается, что надо отвечать за свои действия перед людьми, которых они, якобы, представляют.

Кроме того, Украина сильно централизована в управленческом плане. Здесь речь идет не о возможном превращении унитарного государства в федерацию, а об отсутствии реальных механизмов местного самоуправления. В европейских странах местные органы власти больше привязаны к своей территории, а не просто являются представителями центральной власти, как это принято у нас.

Имеет значение и пресловутый «национальный вопрос». Сейчас одним из наиболее эффектных звеньев украинской парламентской оппозиции является Всеукраинское объединение «Свобода». Программа этой политической партии весьма далека от принятых в сегодняшней Европе правил. «Свобода» выступает за этнический подход в кадровой политике, хотя в развитых странах все больше склоняются к концепции «политического национализма». Спора нет, эта концепция не идеальна, в ней есть свои противоречия. Но «свободовский» этнический национализм сразу оставляет за чертой общественных процессов многих украинских патриотов с другим национальным происхождением.

Если суммировать, то политическая элита стран Европы привыкла к условиям реальной конкуренции, большей открытости ведения дел и эффективной работе парламентских институтов. У нас больше наблюдается имитация демократии, чем ее реальное соблюдение. Механическое копирование западных стандартов не всегда может дать глубокий эффект. Украинским элитам не хватает политической ответственности, и наверное, в этом одно из главных отличий от ситуации в странах ЕС.

«Серая зона»

Сближение с ЕС потребует и изменения правил ведения бизнеса. Пост-советский украинский бизнес крепко связан с властью и «евроинтеграционные» проблемы характерные для политических элит, также характерны и для деловых кругов.

Здесь наличествует та же проблема прозрачности, что и в политических сферах страны. В этом плане наш бизнес, который так и не стал чем-то отдельным от власти, не хочет реформироваться.

«Серые» правила работы оказываются более комфортными, чем стремление к более нормальным правилам. И когда все привыкли так жить, то не так-то просто отказываться от своих привычек и переходить к иным стандартам.

Не секрет, что так называемые «белые зарплаты» сейчас выплачиваются в основном в государственном секторе и в иностранных компаниях. В этих же частях рынка труда стараются хоть в каком-то виде соблюдать иные социальные гарантии для трудящихся людей.

А вот частный сектор украинской коммерции, особенно если мы говорим о средних и мелких компаниях, не очень стремится к соблюдению Кодекса законов о труде. Это касается и всеобщей практики выплаты зарплат в конвертах и отсутствия нормальных отпусков, больничных. Что уж говорить, если само оформление на работу с минимальной зарплатой во многих случаях считается социальным завоеванием.

Вряд ли украинские бизнесмены готовы к согласию на деятельную работу профсоюзных организаций. Не таких виртуальных «профсоюзников», как это происходит у нас сейчас, а структур, способных представлять интересы наемных работников. В этом плане гораздо проще иметь дело с отдельными людьми, чем с организациями, требующими соблюдения некоторых гарантированных законодательством прав.

Не секрет, что в пресловутой «Европе» складываются иные трудовые взаимоотношения. Права наемных работников там лучше защищены и в плане законодательства и в судебном порядке. Сами предприниматели вынуждены быть более внимательными в вопросе налоговой дисциплины, и что самое главное в европейских странах существует такое явление как социальная ответственность бизнеса.

Этот фактор пока не получил у нас должного развития. Украинские бизнесмены озабочены своими быстрыми сверхприбылями и мало думают о работе на перспективу и о социальном измерении своих действий. Ситуация в этом плане может измениться, но не сама собой. Здесь власти страны могут своим давлением поменять правила игры в деловом секторе, добившись соблюдения более четких трудовых стандартов.

Евроинтеграция туалетов

К форсированному сближению с Европой не готовы не только политики и бизнесмены, но и сами жители Украины пока только на словах ощущают себя «европейцами». На деле же мы имеем дело с инфантильным обществом, неосознанно ищущим отношений внешней опеки.

Ожидания жителей страны от процесса евроинтеграции носят утопический и иллюзорный характер. Считается, что добрый Европейский Союз должен прийти в Украину и накормить ее жителей до отвала. Украинцы мало задумываются о том, что евроинтеграция должна начинаться не в кабинетах на Печерске и не на переговорах в Брюсселе. Евроинтеграция может начинаться на автовокзале в Тульчине, на пограничном переходе на границе с Беларусью, на улице в киевской Троещине.

Как шутят сами европейцы, которым пришлось побывать в Украине, первый и главный вопрос который надо будет решить при начале реальной евроинтеграции — это туалеты. И дело даже не в том, что на самом захудалом венгерском полустанке туалеты чище, аккуратнее, просто лучше, чем в центре Киева.

Туалеты — это только часть проблемы общего беспорядка вокруг. Сами мы еще как-то можем выживать, наводить порядок, но вот с коллективным самосознанием дело обстоит хуже. Отношение самих люде к коммунальной сфере таково, что украинскую столицу по количеству мусора на улицах уже сравнивают не с Варшавой или Ригой, а с… Каиром.

Можно сколько угодно пенять на городские власти, которые плохо выполняют свои обязанности. И это правда, но во многих случаях коммунальщикам не надо будет убирать, если сами люди будут меньше мусорить в публичных местах.

Европейский Союз допускает интеграцию только на своих условиях, то есть за счет принятия другими участниками готовых европейских норм и правил. Когда некое подобие Европы будет построено в украинской глубинке (не говоря уже о столице и крупных городах), то можно будет говорить о фактическом сближении с ЕС.

Возможное подписание Соглашения об ассоциации с ЕС станет успешным шагом Украины, только если само общество будет понимать, зачем и для чего это делается. Без усилий политических элит по реальному реформированию страны, без усилий бизнеса по нормализации трудовых отношений и повышению уровня социальной ответственности, без изменений в самосознании самих граждан, евроинтеграция не начнется. То есть, она так и останется состоявшейся только на бумаге, а реальное положение вещей будет все таким же постсоветским. Дорога к реальной евроинтеграции будет долгой, но никто и не обещал, что пресловутая «Европа» придет к нам сама собой.

inpress.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: