Регистрация Войти
Вход на сайт

Анализ рисков ассоциации Украины с ЕС

Анализ рисков ассоциации Украины с ЕСПриближается день встречи Украины – ЕС в верхах в Вильнюсе. Все рациональные, с точки зрения интересов экономики Украины в целом, аргументы против ассоциации и зоны свободной торговли с ЕС отскакивают от жрецов евроинтеграции. Сама она стала для некоторой части украинского общества и политиков полноценной религией со своими иррациональными догматами веры, которые заменили трезвый анализ, да, и просто, здравый смысл.

В этой обстановке, да ещё на фоне крайне неблагоприятного отношения ко всяким альтернативным точкам зрения очень ценны все попытки анализа рисков и угроз ассоциации Украины с ЕС. Тем более, если они руководствуются целью развития научно-технической и экономической мощи Украины и направлены на взаимное использование с соседями потенциала экономического роста друг друга.

В этом смысле, едва ли не последней попыткой такого рода стала очень представительная международная научно-практическая конференция «Проект Евразийского экономическогосоюза: межрегиональное сотрудничество», прошедшая 10-11 октября в Полтаве и организованная украинским Фондом «Высшая школа профессиональной политики» (президент Фонда О.Ю.Вострых). В конференции участвовали руководящие сотрудники Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), представители органов власти ряда областей Украины и Российской Федерации, крупных предпринимательских структур; представители еврорегиона «Донбасс», директора украинских предприятий ряда отраслей промышленности.

В конференции участвовали также видные учёные-экономисты, эксперты, журналисты, представители общественных организаций из Украины, Белоруссии, России (В.И.Суслов, представитель Правительства Украины в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), Ю.В.Липчевский – президент Центра социально-консервативной политики (Украина), В.В.Спасский – директор Департамента развития интеграции ЕЭК (РФ), Т.С.Гузенкова — зам.директора РИСИ (РФ), В.Ю.Катасонов – профессор МГИМО МИД РФ, и ряд др.).

На конференции рассматривались такие вопросы, как опыт интеграции в странах постсоветской Евразии в рамках Таможенного союза, взаимодействиеобластей и экономических районов по линии межрегионального и приграничного сотрудничества, возможности перехода к устойчивому развитию приграничных областей Украины и РФ с опорой на общие культурно-исторические традиции, сходство методов хозяйствования и управления, кооперация в высокотехнологичных отраслях промышленности и аграрном секторе.

В.В.Спасский проинформировал о структуре ЕЭК и процедуре принятия решений. Он обратил внимание на равенство голосов при голосовании в ЕЭК, когда одна страна обладает одним голосом, что выгодно отличается от аналогичной процедуры в ЕС, где голоса стран зависят от количества населения.

В целом, на основании выступлений участников конференции можно сформулировать ряд тезисов, показывающих, многоплановые и разнообразные риски ассоциации Украины с ЕС, которые не находят пока адекватного ответа в реакции правительства.

1. По-прежнему, проблема такого подхода в том, что стремление сохранить формально симметричный курс на особые отношения с двумя экономическими партнёрами Украины на Западе и Востоке на практике неизбежно оборачивается абсолютно несимметричным положением Украины, как в отношениях с ЕС, так и в отношениях с ТС. Причина здесь в том, что Украина ещё со времён СССР по прежнему сохраняет высокую степень кооперации с экономикой крупнейшего участника ТС – РФ. Масса украинских производств сосредоточены в наиболее важных отраслях экономики и сохраняют своё критическое значение с точки зрения концентрации новейших технологий и потенциала производства продукции с высокой добавленной стоимостью (машиностроение, авиастроение, судостроение, ракетно-космическая отрасль, атомная энергетика и ряд др.). Социально-экономическое развитие Украины в целом сопоставимо с аналогичным положением в странах ТС — РФ, Белоруссии и Казахстане, что позволяет Украине на равных вести диалог с партнёрами по бывшему Союзу, а ныне ТС и занять здесь достойное для себя место в евразийском разделении труда. Это место будет обуславливаться сохраняющейся и потенциальной специализацией Украины в перечисленных выше отраслях, в которых она могла бы органично дополнить своих партнёров по евразийской интеграции.

2. Потеря украинскими производителями рынка комплектующих деталей ТС для сложных и высокотехнологичных производств в РФ и Белоруссии в случае действия ЗСТ с ЕС гарантирована по причине разрыва кооперационных связей украинских производителей с производителями ТС. Этот разрыв, в свою очередь неизбежен из-за – 1) перехода на техрегламенты ЕС и, — 2) резкого удорожания комплектующих из-за повышения ввозных пошлин для производителей за пределами ТС (очевидно, что ЕЭК будет защищать, прежде всего, производителей в границах ТС). А это сделает закупки таких комплектующих невыгодными, так как они резко повышают себестоимость всего товара. Компенсация потери рынка ТС выходом на рынок ЕС как раз для высокотехнологичных украинских производств весьма призрачна.

Сбыт украинской промышленной продукции, в частности, комплектующих к наукоёмкой продукции, в ЕС сопряжён с обязательным переходом к европейским техрегламентам, что даже для крупных предприятий связано с масштабными и непосильными затратами (Богуслаев, как никто другой это понимает, о чём настойчиво и говорит). Это, зачастую, означает остановку производства на период внедрения новых техрегламентов и адаптацию под них производственно-технологических линий с неясной перспективой его (производства) возобновления.

Ещё ранее Богуслаев прямо и не раз аргументировано объяснял крайнюю пагубность курса на вхождение в ЗСТ с ЕС для наукоемких предприятий. На примере возглавляемой им компании «Мотор-Сич» он показывает, что, предусмотренный СА отказ от стандартов, действующих на Украине и России, будет означать почти моментальное закрытие производства. Принятие ЕСовских технических регламентов и стандартов (а их сам Богуслаев насчитал по своему производству около 20 тыс.) в целях получения права на сбыт украинской продукции в ЕС сделает невозможным сбыт продукции в РФ, куда она сейчас почти вся и поставляется. А внедрение таких стандартов потребует почти полного обновления производства, что равносильно его закрытию, поскольку ни у государства, ни у самого предприятия таких средств нет. Сохранение же статус-кво в случае ЗСТ с ЕС невозможно, так как РФ возьмёт курс на загрузку заказами, прежде всего, предприятий из стран ТС, что обернётся свёртыванием кооперации с «Мотор-Сичью».

3. Вопрос о роли технических регламентов в тех угрозах, которые формируются при вступлении Украины в ассоциацию с ЕС, освещался на конференции особо. Сейчас вступил в действие 21 технический регламент, определённый ЕЭК. Техрегламенты в ТС разрабатываются на основе советских ГОСТов, которые в значительном числе, если не в большинстве случаев резко расходятся с техрегламентами ЕС. Кстати, в целом ряде случаев, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, техрегламенты ТС более продуманны и требовательны, чем в ЕС.

Совмещение их технически невозможно. Переход на ЕСовские техрегламенты автоматически приведёт к выпадению украинских производителей из кооперационных схем Таможенного Союза. А за этим последует свёртывание производства, так как необходимой суммы на его переоборудование и внедрение иных технологий под стандарты и регламенты ЕС у украинских предприятий, за редким исключением, нет.

Называемая Н.Я.Азаровым цифра в размере около 160 млрд. евро позволит по оценкам правительства за 10 лет приспособить промышленность и агропром под ЕСовские техрегламенты. Это астрономическая сумма для Украины даже на 10 лет. И даже она приблизительна, так как, если исходить из необходимости сохранения выраженного индустриального характера украинской экономики, то в реальности сумма затрат на внедрение техрегламентов ЕС будет ещё больше. Но за все годы независимости, украинский бюджет никогда не имел средств для масштабной модернизации производства, не говоря уже о переходе к иным стандартам. Тем более, не имеет его сейчас. Основные расходы на производство должны идти из фонда накопления предприятий, но откуда им взяться, если в условиях защитных мер ТС украинские производители теряют устойчивые рынки сбыта (и, кстати, рынки, где они приобретают комплектующие к собственной продукции).

4. В условиях ЗСТ с ЕС более конкурентоспособная европейская продукция вытеснит украинские товары на рынок РФ и ТС, что создаст угрозу местным производителям для сбыта их продукции на внутреннем рынке ТС. В связи с этим, ключевые вопросы выживания украинской экономики следует оценивать, исходя из основных направлений и структуры её экспорта. Украина экспортирует в страны ЕС 18% готовой продукции (за что получила 3,2 млрд долларов за год), а страны ТС — 60% готовой продукции, что пополнило бюджет страны на 13,5 млрд долларов. К этому следует добавить ещё 4 млрд. дол. США, которые переслали и вывезли на Украину украинцы, работающие в РФ.

Соответственно, защитные меры со стороны РФ и ТС по предотвращению массового сброса украинскими производителями своей продукции на рынок ТС по демпинговым ценам оставят их без рынка ТС. А своего собственного – украинского рынка они лишаться из-за наплыва более дешёвых и качественных товаров ЕС. По этой же причине, т.е. из-за меньшей конкурентоспособности украинских товаров украинские производители не пробьются на рынок ЕС, за редчайшим исключением, касающимся сельскохозяйственного сырья. Обещанные ЕС квоты для этой украинской продукции, во-первых, очень малы в общем объёме продукции, они не решают принципиально вопрос с рынком сбыта, во-вторых, квоты означают лишь право беспошлинного ввоза на территорию ЕС украинской продукции, что позволит продавать её там по более низким ценам, но они не гарантируют её сбыта.

Без приведения украинской продукции к европейским техрегламентам, рынок ЕС для неё принципиально закрыт (см. выше).

Участники конференции констатировали, что участие Украины в евразийской интеграции позволит ей проводить с остальными партнёрами по ТС согласованную экономическую политику и, учитывая равноправную процедуру принятия решений в ЕЭК, занять выгодное для себя место в евразийском разделении труда.

В ситуации, которая может сложиться в случае подписания украинской властью ассоциации с ЕС, экономический аспект сотрудничества и перспективные взаимовыгодные российско-украинские проекты межрегиональных и трансграничных связей автоматически сворачиваются. В итоге, пострадают не только связи между сопредельными и отдалёнными регионами двух стран; будет утрачена возможность добиться эффективного обустройства приграничных территорий, рационального размещения производств и инфраструктуры в интересах местного населения, его комфорта и благосостояния.

Как констатировали участники конференции, в целом, пессимистический настрой охватил и местные власти сопредельных областей России и Украины. Они отдают себе отчёт в угрозах двустороннему сотрудничеству на всех уровнях, и, в первую очередь, на местном, которые несёт с собой ассоциация Украины с ЕС. В качестве примера на конференции приводился факт того, что губернаторы Харьковской и Белгородской областей почти не встречаются, координация совместной работы этих областей Украины и России не ведётся.

В условиях явных социально-экономических рисков от ассоциации с ЕС и весьма туманных и неочевидных выгод, подписание данного Соглашения видимо, следует связывать, во-первых, с некими психо-эмоциональными факторами, мотивирующими личные симпатии и антипатии сторонников ассоциации с ЕС в политическом руководстве; и, во-вторых – с узкими экономическими интересами украинского капитала.

Говоря о решимости украинской стороны подписать соглашение об ассоциации с ЕС, В.И.Суслов отметил, что, при всех очевидных рисках такого решения для украинских предпринимателей, сами они заняли крайне пассивную позицию.

Не до конца ясно, с чем это связано. Была высказана гипотеза, что у деловых кругов Украины, занятых в обрабатывающих отраслях промышленности (а не только в сырьевых и полусырьевых секторах ГМК) не появилось своего организационного инструмента для отстаивания собственных интересов; не появилось эффективных лоббистских групп в правительстве, потому, что в отличие от сырьевиков, в несырьевых отраслях постсоветской кризисной Украины отсутствовали сверхдоходы и, как следствие, несформировались олигархические группы, способные влиять на важные внешнеполитические решения.

Однако, точка невозвращения в случае возможного в Вильнюсе подписания СА с ЕС Украиной ещё не пройдена. В украино-российских отношениях возникают новые риски и вызовы, над устранением которых следует думать уже сейчас, готовится к их отражению спокойно, без паники, помня о том, что соглашения, как заключаются, так и расторгаются, а братские народы Украины и России остаются соседями с общим прошлым, с общими ценностями, историческими традициями и образом жизни.

Поэтому, в условиях возможного после ноября свёртывания экономической составляющей российско-украинских отношений, в том числе, и на межрегиональном уровне, настало время вывести на первый план их гуманитарную составляющую.

hvylya.org


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: