Регистрация Войти
Вход на сайт

Согласится ли парламент лишить украинские мирные собрания общества «Беркута»

Согласится ли парламент лишить украинские мирные собрания общества «Беркута»В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, который обязывает правоохранителей носить жетоны и лишает мирные собрания присутствия спецподразделений милиции и внутренних войск. Каковы перспективы этого документа?

Проект Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты» (об идентификации работников органов внутренних дел и присутствии специальных подразделений милиции, внутренних войск на мирных собраниях)» на рассмотрение парламента внесли шесть депутатов: Леся Оробец, Геннадий Москаль, Михаил Головко, Андрей Парубий, Ростислав Павленко и Виктор Чумак.

Депутаты предлагают внесение изменений в Законы Украины «О милиции» и «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Украины», а также в Кодекс Украины об административных правонарушениях. Текст, подготовленный депутатами совместно с общественным сектором, предусматривает, во-первых, введение нагрудных знаков для личного и начальствующего состава органов внутренних дел, а во-вторых, отказ от использования во время мирных собраний спецподразделений милиции и внутренних войск.

Получит ли документ поддержку в профильном комитете и сессионном зале — вопрос. Если идея устранить анонимность правоохранителей может рассчитывать на достаточное количество голосов нардепов, то согласится ли парламент лишить украинские мирные собрания общества «Беркута»? В экспертной среде одобряют идею законопроекта, но не выполнение.

АНОНИМНОСТИ — НЕТ, А БЕЗНАКАЗАННОСТИ?

Координатор общественного объединения, которое системно занимается мониторингом мирных собраний, — группы общественного наблюдения ОЗОН — Валерия Рыбак рассказывает из собственного опыта, что работники милиции, в частности подразделений особого назначения внутренних дел, обычно представляться не спешат.

«В ст. 5, ч. 2 ЗУ «О милиции» отмечено: «При обращении к гражданину работник милиции обязан назвать свою фамилию, звание и предъявить по его требованию служебное удостоверение». Но правоохранители трактуют это положение таким образом, что, например, при задержании участника акции без соблюдения необходимых процедур или применения силы к представителям СМИ представляться лицам, которые пытаются спасти жертв правоохранителей, — необязательно, ведь лично к ним работник милиции не обращался, — рассказывает Валерия Рыбак.

— Особую обеспокоенность вызывает привлечение лиц в форменной одежде без каких-либо опознавательных знаков. Как, например, во время акции 15 апреля с.г. около резиденции Виктора Януковича. На наши многочисленные запросы правоохранительные органы до сих пор не дали ответ, работниками какого именно подразделения были эти неизвестные лица. Отдельный вопрос вызывает также привлечение к охране общественного порядка работников правоохранительных органов в штатском».

По мнению Валерии, введение нагрудного знака для работников органов внутренних дел рядового и начальствующего состава, которое предлагает законопроект №3048, будет выполнять как превентивную функцию, так и — в случае совершения работником милиции правонарушения — облегчит привлечение его к ответственности.

Идентификация работников милиции — тема знаковая потому, что без эффективного решения проблемы анонимности вряд ли удастся продвинуться в преодолении проблемы безнаказанности.

«Милиция начинает работать так, как должна, когда к ней есть внимание со стороны общества, когда она чувствует, что не безнаказанна», — говорит правозащитник, эксперт Института «Республика» Михаил КАМЕНЕВ, который, по его словам, выступил главным автором текста законопроекта №3048, и предложил народным депутатам представить его в парламент.

О том, что анонимность милиции равна безнаказанности, говорят и эксперты постсоветского пространства, странам которого присущи родственные проблемы в правоохранительной сфере. Во время реформы правоохранительной системы несколько лет назад российской общественности удалось протолкнуть в обновленном законодательстве норму о нагрудных знаках. Но оказалось, что введение нагрудных знаков еще не снимает вопрос безнаказанности, более того — не разрешает даже проблему анонимности.

«Первоначально мы предлагали ввести беджи с ФИО, а также с другими данными, которые позволяют идентифицировать полицейского, — рассказывает сопредседатель международного Молодежного правозащитного движения Дмитрий МАКАРОВ. — Но в тексте закона оказался просто нагрудный знак, что позволяет идентифицировать работника полиции, то есть не совсем то, на чем мы настаивали изначально.

Но даже эта норма не выполнялась более года, и понадобилась дополнительная общественная кампания, чтобы способствовать ее выполнению. Впрочем, и после этого проблема анонимности осталась актуальной: на жетоне отмечается только номер, и возникает вопрос, может ли он помочь идентифицировать сотрудника полиции. Это один из существенных моментов, который стоит учесть: сотрудники правоохранительных органов будут всегда стремиться к анонимности. Еще один урок: снижение уровня анонимности не снимает проблему безнаказанности. За отсутствие нагрудного знака необходимо ввести ответственность. В России она на сегодняшний день не предусмотрена».

Законопроект, внесенный в ВРУ, ответственность как раз предусматривает — административную. За отсутствие нагрудного знака, его повреждение, сокрытие — штраф в размере от пятидесяти до трехсот необлагаемых налогом минимумов доходов граждан, а за препятствие идентификации лица правоохранителя во время мирных собраний, в частности, использование масок — штраф в размере от трехсот до восьмисот необлагаемых налогом минимумов доходов.

«В законе прописана подследственность подобных дел прокуратуре, — объясняет Михаил Каменев. — Учитывая то, что бюджет МВД Украины составляет 14 млрд. гривен, думаю, они найдут деньги на жетоны. Речь идет приблизительно о 200 тысячах человек рядового и начальствующего состава».

Хотя самого законопроекта №3048 народный депутат от Партии регионов, заместитель председателя Комитета ВРУ по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Владимир ОЛИЙНЫК еще не видел, но идею введения жетонов поддержать готов. «Нужно изучить опыт зарубежных стран, выслушать экспертов. Не исключаю, что можно такой законопроект поддержать. Идентификация, по моему мнению, обязательно должна быть».

Но при этом депутат отмечает: «Я за то, чтобы можно было идентифицировать как работников милиции, так и, например, тех, кто принимает участие в митингах. Все эти повязки, маски — это не к добру». Между прочим, как раз против подобной нормы, вписанной в один из проектов закона о мирных собраниях, недавно протестовали общественные активисты. Не исключено, что поборники законодательного закрепления «идентификации протестующих» могут воспользоваться благим поводом и нового законопроекта.

«БЕРКУТ» — В ПОЛЕ НЕ ВОИН?

Вторая принципиальная вещь, которую предлагает закрепить законопроект, — это запрещение на использование для ограничения или прекращения проведения мирных собраний специальных подразделений милиции и внутренних войск.

С этим все немного сложнее. В первую очередь возникает вопрос: всегда ли присутствие «Беркута» или других подразделений, как сказано в законопроекте, нарушает права граждан? Например, гей-парад в Киеве в этом году, кажется, удалось провести только потому, что место шествия было окружено несколькими кольцами из работников «Беркута».

«Эту норму вписывала не общественность. Это идея от нардепов. Главная идея законопроекта — это жетоны. Остальное — вылезло в процессе подготовки законопроекта, — рассказывает Михаил Каменев. — Не знаю, насколько эта норма проходная, но участие спецподразделений в обеспечении общественного порядка стоит, по крайней мере, обсуждения. Все говорят: «Беркут» лучше, потому что он наученный. В таком случае нужно организовать нормальную подготовку для патрульных и другой милиции. Что касается внутренних войск, то их подразделения используются во время мирных собраний, хотя по конституции такого быть не должно».

А вот Владимир Олейник категорически отрицает факт использования внутренних войск в обеспечении общественного порядка во время мирных собраний. «На сегодняшний день я не знаю ни одного случая, когда были задействованы внутренние войска (во время мирных собраний. — Ред.). Пусть назовут мне хоть один такой случай! — возмущается нардеп. — Но исключать этого в будущем нельзя, ведь внутренние войска входят в состав органов внутренних дел и могут быть привлечены к защите конституционного строя».

Устранение спецподразделений милиции от обеспечения общественного порядка во время мирных собраний представитель провластной коалиции не поддерживает. «Это глупость», — говорит он. — «Почему в Европе их можно задействовать, а в Украине — нет?»

ИДЕЯ — ХОРОШАЯ, НО ЕСТЬ ВОПРОС К ВЫПОЛНЕНИЮ

В украинской экспертной среде положения, предложенные в законопроекте №3048, обсуждаются уже давно. Эта тема — не новая. Доктор юридических наук, эксперт-полицеист Олег Мартыненко саму идею идентификации работников милиции и ограничений использования спецподразделений для обеспечения общественного порядка во время мирных собраниях одобряет, но у него есть замечание к самому тексту законопроекта. В том числе к финансово-экономическому обоснованию. В законопроекте указано, что его реализация не будет нуждаться в дополнительных финансовых расходах из Государственного бюджета Украины.

«Это неправда, — считает Олег Мартыненко. — Если внутренние войска не должны принимать участие в обеспечении общественного порядка при мирных собраниях, то, по логике вещей, они вообще не должны принимать участие в обеспечении общественного порядка. А если мы снимаем внутренние войска с патрулирования улиц — а это около 100 тысяч личного состава, кто-то их должен заменить. Патрульная служба милиции? Хорошо, но это нуждается в больших средствах. Так же будет нуждаться в средствах изготовление жетонов. И кто-то может очень хорошо нагреть на этом руки».

Олег Мартыненко критически относится также к идее поручить прокурорам или уполномоченным лицам составлять админпротоколы о нарушении норм по идентификации правоохранителей. Эксперт говорит, что прокурорам придется выполнять роль «мини-судей», а это — недопустимо.

«Если закон будет принят в таком виде, то мы можем столкнуться с тем, что государство просто неспособно будет его реализовать», — подытоживает эксперт.

Несмотря на прогнозируемую негативную реакцию со стороны регионалов, в отношении перспектив проекта закона его авторы настроены умеренно оптимистично. В то же время, соавтор законопроекта, народный депутат Леся Оробец отмечает, что успех документа в сессионном зале зависит в большей степени от медиа и общественности.

«Речь идет о совместной инициативе оппозиционных нардепов и правозащитников-практиков, которую вполне ожидаемо будет торпедировать провластное большинство вместе с их «карманными» общественными структурами. Особенно в сессионном зале. Но шансы есть, следовательно, грех ими не воспользоваться», — комментирует Леся Оробец.

day.kiev.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: