Регистрация Войти
Вход на сайт

Как в Украине расследуют резонансные дела, и "назначают виновных"

Как в Украине расследуют резонансные дела, и "назначают виновных"Государство без независимого справедливого правосудия — не государство, а шайка разбойников. Эта старая истина является крайне актуальной в Украине и сегодня.

Речь идет о резонансных преступлениях, которые чиновник высшего уровня — Президент, председатель СБУ, министр внутренних дел — берет под свой личный контроль и дает указание срочно найти преступников. И поскольку все знают, что такие приказы надо выполнять, преступников находят. Эти ли именно люди совершили преступление, остается большим вопросом, однако их уже назначили преступниками — чаще всего принудительным признанием себя виновным, в частности, после пыток.

Презумпция невиновности для украинских чиновников, независимо от их уровня, словно и не существует, конституционная норма о праве не свидетельствовать против себя и своих близких нарушается ежеминутно. Продолжает работать безжалостная система уголовного преследования, и в таких ситуациях любые надежды на правосудие напрасны. На самом же деле вина назначенных преступниками часто крайне сомнительна. Напомним о некоторых таких делах.

«Дело пономарей»

Так назвали дело о взрыве в Свято-Покровском храме УПЦ в Запорожье 28 июля 2010 года. Уже 29 июля Президент в телеэфире строго приказал найти злоумышленников. И результат не замедлил сказаться: преступниками назначили двух бывших пономарей храма и брата одного из них. Все они написали явки с повинной. Несколько явок, потому что их заставляли изменить показания вследствие существенных противоречий в этих явках.

Однако это не помогло, поэтому противоречия оставались, как и несомненное алиби всех трех обвиняемых, что доказано материалами дела. Тогда прокуратура просто переписала обвинительное заключение. Она убрала все, что касается алиби, — действия, которые инкриминируются, остались, а время, когда они были совершены, не указывается. Убрала все противоречия с явками с повинной, отказалась от следственного эксперимента, где старший брат рассказывает, как он изготовил взрывчатку, что было полностью несовместимо с самим устройством. Это просто заменили другой версией — якобы, он приобрел устройство у «неустановленного лица».

Два с половиной года никто не обращал внимания на жалобы о пытках. Получив две экспертизы Луганского и Донецкого института судебных экспертиз о том, что показания давались под психологическим давлением, суд назначил третью экспертизу, которая уже давления не нашла. Конечно, четвертой экспертизы суд не назначил.

Прокуратура требует больших сроков наказания. И трудно представить, что может спасти обвиняемых, хотя доказательства их вины крайне сомнительны.

Макеевские террористы

20 января 2011 года в Макеевке рано утром произошли два взрыва, на расстоянии 600 метров друг от друга: первый — в центре города в районе админздания ГП «Макеевуголь», второй — в районе торгового центра «Голден Плаза». Пострадавших не было. Злоумышленники вроде бы требовали 4,2 миллиона евро. 15 февраля двое молодых людей, 23 и 24 лет, были задержаны после разбойного нападения на таксиста. На допросах они признались в совершении и взрывов.

В начале апреля появились многочисленные сообщения со ссылкой на источник в Донецком облуправлении СБУ, что обвиняемые совершить взрывы не могли: «На допросах выяснилось, что они абсолютно ничего не понимают во взрывном деле. Несут полный бред … Их показания абсолютно не соответствуют тому, что было на самом деле».

Тем не менее, обвиняемые утверждали, что взрывы совершили именно они. Они получили наказание 15 и 8 лет лишения свободы, приговор был подтвержден апелляционной и кассационной инстанциями.

Читаю приговор. Все бы стройно, логично. Но где вы видели киоск, который продавал бы шаурму в 6-м часу утра? А взрывное устройство? Чтобы с ним справиться, очевидно, нужно иметь знания химии в объеме вузов и серьезную практику работы подрывником. Обвиняемые же высшего образования не имеют, в армии не служили, к тому же, у одного из них совсем плохое зрение — почти ничего не видит. И поэтому мне трудно поверить, что осужденные — действительно те, кто совершил эти взрывы.

Днепропетровские террористы

27 апреля 2012 года в Днепропетровске прозвучали с небольшими интервалами четыре взрыва в урнах для мусора в центре города. Пострадал 31 человек. Террористы требовали выкуп — 4,5 миллиона долларов, иначе взрывы будут продолжаться. 1 июня 2012 года Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка сообщил, что дело по факту взрывовполностью раскрыто, и в деле достаточно доказательств для ареста задержанных накануне четырех подозреваемых.

Как установило следствие, двумя годами ранее та же группа террористов совершила взрывы в Днепропетровске, осенью 2011 года — в Харькове и Запорожье и опять же в Днепропетровске. Двое обвиняемых признали свою вину: Виктор Сукачев — частично, Виталий Федоряк — полностью. Сейчас идет судебный процесс.

Только вот беда — двое обвиняемых, Дмитрий Рева и Лев Просвирин не признают себя виновными: Рева изначально, Просвирин сначала написал явку с повинной, потом от нее отказался, и уже не сходит с этой позиции. Вся вина Ревы базируется на том, что он в этот день уезжал с работы в центр города и получил смс-ку от своего знакомого Сукачева. С Федоряком Рева незнаком. По словам адвоката Ревы, в материалах дела доказательств его вины нет.

Адвокат Просвирина тоже считает своего подзащитного невиновным и приводит серьезные аргументы в поддержку своей позиции. А сам Просвирин написал открытое обращение к Президенту Украины Виктору Януковичу, в котором отмечает: «Вместо того, чтобы снять с меня обвинения, работники следственного отдела СБУ и прокуратуры начали активно подделывать доказательства моей якобы причастности и применять давление на меня для получения ложных данных».

По этим фактам Просвирин еще 29 августа, то есть до конца досудебного следствия, написал заявление. Не получив ответа на это заявление, 16 октября написано в прокуратуру Днепропетровской области еще одно заявление. Но эти заявления так и не были проверены.

Можно ли ожидать, что суд объективно изучит все материалы дела и признает, при отсутствии доказательств вины, Реву и Просвирина невиновными, когда на всю страну первые лица страны сказали о четырех террористах, когда получены награды, когда в фильме «Адский ад», показанном на Первом национальном, они уже названы преступниками? Трудно в это поверить.

Измена Родине в форме шпионажа в пользу КНР?

В измене Родине в форме шпионажа в пользу КНР обвиняются молодые инженеры С., А. и профессор В. — из-за пушки Гаусса, электромагнитного ускорителя масс. Это изобретение использовано во многих игрушках, а сегодня на этом принципе в США создается новое оружие — рельсотрон. Поиск в Google по этому слову выдает 44100 ссылки.

Профессор В. написал реферат на основании нескольких статей, скачанных из Интернета. У О. на границе с Китаем забрали флешку с этим рефератом. И хотя в Украине никаких исследований и разработок в военной сфере, связанных с рельсотроном, не существует, в тексте профессора обнаружили сведения, которые экспертная комиссия постфактум признала государственной тайной. Так родилось уголовное дело о государственной измене.

Сейчас идет суд. И, хотя информация, скачанная через поиск в Google, да еще и не хранится в государственном органе на каком-то материальном носителе, никоим образом не может составлять государственную тайну, я не берусь прогнозировать оправдательный приговор.

Убийцы, которые не убивали?

В производстве Харьковской правозащитной группы довольно много дел, когда есть серьезные сомнения в том, что убийцы, чье преступление установлено судом, на самом деле убили свои жертвы. Высшие суды уже отменили приговоры всех внутренних судебных инстанций в более чем десяти таких делах.

Общая схема такова: обвиняемого заставляют признаться в убийстве под пытками. Если он сможет доказать в Европейском суде по правам человека нарушение статьи 3 Европейской конвенции, которая защищает от пыток и нарушения права на справедливый суд, которое заключалось в получении доказательств вины незаконным путем, то единственный способ выполнить такое решение Европейского суда — отменить приговор, основанный на незаконно полученных доказательствах. Это и происходит. А дальше надо проводить расследование убийства заново.

Что дальше?

А дальше единственное требование — установление сильной независимой судебной власти. Была бы она такой, случаи, описанные выше, были бы невозможны. Так же трудно себе представить заключения Юрия Луценко, Юлии Тимошенко и еще десятков тысяч людей без всякой законной причины, позорные приговоры относительно невиновных людей.

politica-ua.com


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: