Регистрация Войти
Вход на сайт

Стартует второй тур по отбору кандидатов главного антикоррупционера страны

3 марта 2015 17:14
Стартует второй тур по отбору кандидатов главного антикоррупционера страныСтартует второй тур отбора кандидатов на должность главного антикоррупционера страны – директора Национального антикоррупционного бюро.

Стремясь создать политически независимый орган, авторы законопроекта о Бюро выстроили длинную и изящную схему отбора. Но уже в процессе были внесены некоторые коррективы.

Читайте также: Учетная ставка НБУ взлетела до 30 %

Вообще, проблема выбора директора, как и вся история создания Антикоррупционного бюро – это попытка "пробежать между капельками", создав эффективный рабочий орган вопреки интересам многих власть имущих.

Классическая метафора со Сциллой и Харибдой здесь не подходит, поскольку полюса три.

А именно:

- законность

- политический интерес тех или иных центров влияния

- практическая целесообразность

Эти маневры сопровождали закон о НАБ на всех этапах его разработки и принятия.

Разные команды тащили его то под юрисдикцию премьера, то президента, то Рады.

Тогда как стоявшие за законопроектом экспертные группы лихорадочно пытались удержать его равноудаленным от всех ветвей власти.

Потому что только так Бюро смогло бы эффективно работать, не озираясь на больших дядь и расследуя их махинации.

Приходилось идти на компромиссы. С практической целесообразностью – когда в последней версии профильного закона дали возможность отправлять директора Бюро в отставку по результатам международной проверки, как президенту, так и Раде.

С требованиями закона – когда, например, не успевали вовремя оповещать о заседаниях Комиссии, и когда сама Комиссия продвигала допуск к конкурсу иностранцев.

С политическими интересами, к большому сожалению, постоянно.

Что же мы имеем сейчас?

С момента принятия закона о НАБ прошло четыре месяца. Бюро все еще в процессе создания.

Работает комиссия по выбору его директора, состоящая из девяти человек, возглавляет которую Рефат Чубаров.

На прошлой неделе завершился первый тур. В списках желающих возглавить Бюро было 186 кандидатов.

Значительная часть, 69 человек, была отсеяна еще на предварительном этапе из-за проблем с документами или очевидного несоответствия критериям отбора.

За неделю комиссия провела множество собеседований – и претендентов осталось 21. Из них сейчас нужно выбрать троих претендентов.

Окончательное же решение по поводу главы НАБ остается за президентом.

Если все пройдет, как запланировано, с тремя финалистами должны определиться уже 4 марта.

Первый этап вызвал несколько ключевых споров. Некоторые критики отмечали сомнительные шаги членов комиссии, как то - допуск ко "второму туру" людей, явно не соответствующих квалификационным критериям, задержку с публикацией регламента работы комиссии на сайте Администрации президента и несвоевременное оповещение о ее заседаниях.

На это у комиссаров был свой ответ: отстаньте, "внутренняя кухня" работы комиссии в законе прописана нечетко, и мы вправе сами решать, например, на каком этапе отправить восвояси неподходящего кандидата или чем считать паузы в работе комиссии – перерывами между заседаниями или перерывами в рамках одной длинной сессии.

Формально – да, они вправе.

Опасения критиков, впрочем, также не беспочвенны.

Во-первых, многим хотелось бы, чтобы решения комиссии следовали не только букве закона, но и определенным принципам (например, прозрачности).

Во-вторых, каждая мелочь рискует стать основанием для оспаривания результатов голосования в суде – а, значит, дальнейшего затягивания создания АКБ. Это вдвойне опасно для Украины.

Не только потому, что задержка с работой АКБ задерживает столь необходимую расчистку авгиевых конюшен украинского чиновничества, но и потому, что создание эффективного антикоррупционного органа – одно из требований наших западных партнеров.

Именно в него, фактически, упирается готовность сотрудничать с Украиной по целому ряду направлений.

Скажем так – пока наши партнеры не убедятся, что мы готовы всерьез отмываться от собственных паразитов, к общему столу нас не пустят.

С другой стороны, срыв работы АКБ очень выгоден тем, кто может стать его потенциальными жертвами.

В первую очередь, чиновникам судебной и правоохранительной систем.

Некоторые наблюдатели видят в ряде кандидатов "делегатов" от тех или иных групп влияния в этих системах, отправленных на конкурс не за победой, а за саботажем.

Кто идет на должность?

Итак, в последнем списке кандидатов – 21 человек. Некоторые из фамилий хорошо известны тем, кто следит за политической жизнью страны, но в большинстве своем – это люди не публичные.

Их биографии и декларации выложены на сайте Администрации президента, вкупе с другими заявителями.

Мы же, чтобы дать вам возможность сориентироваться, рассмотрим вкратце, начиная с самых известных:

Виктор Чумак – депутат от Блока Петра Порошенко, избранный по одному из киевских мажоритарных округов. Генерал-майор юстиции, опытный юрист и политолог, один из лоббистов и субъектов подачи профильного закона об Антикоррупционном бюро. Рассматривался как вероятный кандидат на должность сразу после Майдана.

Валентин Матиос – младший брат известной писательницы и нардепа от БПП Марии Матиос, в настоящее время Главный военный прокурор Украины. Известен возбуждением уголовного дела против министра юстиции Александра Лавриновича и арестом печально известного судьи Игоря Зварича. В свое время с подачи Сергея Левочкина был назначен замначальника Главного контрольного управления Администрации президента.

Давид Сакварелидзе – предполагаемая "президентская ставка" среди кандидатур. Варяг. То есть грузин. Что в нашем историческом моменте уже одно и то же. Еще в начале февраля был депутатом парламента Грузии от партии Саакашвили, "Единое национальное движение".

Сейчас – заместитель генерального прокурора Украины. Получил украинское гражданство по ускоренной процедуре. Имеет хороший опыт работы в грузинской Генпрокуратуре.

Но даже если абстрагироваться от его "варяжности", что скорее плюс, и отсутствия гражданства на момент подачи заявки, что формально не нарушение, есть одна проблема.

В квалификационных требованиях к кандидату значится "владение государственным языком". Если слухи были правдивы: и в качестве изначальной "президентской ставки" рассматривался сам Михаил Саакашвили, это бы еще не было бы такой проблемой – выпускник Киевского института международных отношений разговаривает на украинском.

Но у Сакварелидзе такого скрытого таланта нет, о чем он сам публично признался на интервью в комиссии. Возможное назначение Сакварелидзе – тот случай, когда формальная законность будет принесена в жертву целесообразности.

Галина Климович – человек, известный, в первую очередь, как бывший старший следователь по особо важным делам сначала Одесской прокуратуры, а позже -Генпрокуратуры. Вела дело об отравлении Ющенко, прославилась массовыми вызовами на допросы многих влиятельных людей, включая и бывшего гаранта Виктора Януковича. Обвинялась временной следственной комиссией парламента, возглавляемой Владимиром Сивковичем, в сборе компромата на политиков.

Василий Вовк – кандидат юрнаук и глава Главного следственного управления СБУ. Также является руководителем местной винницкой гражданской организации "15 ГРОМАДА".

Юрий Сухов - бывший правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики, адвокат Юлии Тимошенко. С одной стороны – работал по этому профилю. С другой – без особых достижений. С третьей – явно политически ангажирован в сторону "Батькивщины", в частности, был дружен с Андреем Кожемякиным.

Михаил Власов – кадровый военный, в 2010-2012-м годах возглавлял департамент правового обеспечения Минобороны.

Олег Березюк - (не путать с полным тезкой из отцов-основателей партии "Самопомощь") – адвокат, глава ГО "Київське юридичне товариство".

Яков Варичев – бывший следователь Гепрокуратуры УССР по особо важным делам, а ныне – адвокат. Проживал и работал попеременно в Украине, РФ и Испании.

Наталия Савинова – ученый, доктор юридических наук, заведующая научным отделом правовых проблем информбезопасности НИИ информатики и права Национальной академии правовых наук Украины.

Игорь Чудовский – известный луганский адвокат, чью машину подожгли во время Евромайдана. Также получил огнестрельное ранение от сепаратистов. До последнего времени – руководитель Департамента правовой и законопроектной работы Минагрополитики.

Артем Ситник – выходец из кировоградской прокуратуры, частный адвокат.

Виктор Чепак – выходец из Закарпатья и милиционер со стажем. Трудился начальником закарпатского УМВД, первым замначальника Управления Службы безопасности Украины в Львовской области и заместителем Геннадия Москаля, который в то время руководил милицией Крыма.

Дмитрий Горячев – закарпатский юрист. Работал в службах представления в судах Гостаможслужбы и СБУ.

Геннадий Друзенко – юрист, публицист и переводчик (среди прочего, редактировал переводы учредительных документов ЕС на украинский), правительственный уполномоченный по вопросам этнонациональной политики.

Сергей Орел – адвокат, согласно поданной биографии, получивший степень доктора юридических наук, а также отдельное экономическое образование в США и проработавший там 15 лет. Член Украинско-Американской ассоциации адвокатов.

Федор Вениславский – кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права Украины Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого, активист гражданской платформы "Харківський Громадський Форум".

Николай Сирый – экс-замглавы Госпредпринимательства (еще при Кучме), старший научный сотрудник Института государства и права имени Корецкого НАН Украины, член Совета адвокатов Киева.

Геннадий Васюков – бывший глава юридического департамента и член наблюдательного совета компании "Хортица" Евгения Черняка. Также работал экс-заместителем по аудиту председателя Государственной налоговой администрации в Запорожской области. Васюков – соучредитель и управляющий партнер компании "Васюков, Остапюк и Партнеры".

Вадим Меламед – симферопольский адвокат, чья компания ведет деятельность одновременно в Украине, Израиле и оккупированном Крыму. Имеет двойное гражданство – Украины и Израиля, что указал в документах.

Виктор Гогоц – представитель канадской диаспоры, доктор юридических наук Университета Торонто. В своей адвокатской практике в Канаде занимался, в первую очередь, адаптацией и защитой соотечественников.

Полшага до результата

Очевидно, что шансы кандидатов не вполне равны – биографии сильно разнятся.

У некоторых представленные в них факты вызывают вопросы. Где-то – относительно политической ангажированности, где-то – относительно деловой, где-то просто юридических неурядиц, например, запрещенного законодательством Украины двойного гражданства.

К счастью, отбор – полностью публичный. Интервью с кандидатами транслируется сайте Администрации президента, предварительное расписание составлено и вывешено, так что на каждого кандидата можно посмотреть воочию.

Члены конкурсной комиссии заслушивают ответы на вопросы кандидатов в течение 45 минут.

Перечень вопросов для каждого кандидата выглядит следующим образом:

1. Какие критерии вы будете использовать для отбора персонала НАБУ, в частности, на руководящие должности?

2. Какие ситуации и факторы могут повлиять на независимое выполнение вами служебных обязанностей директора НАБУ?

3. Назовите два ваших сильных качества для работы на должности директора НАБУ и две слабых стороны, которые могут помешать вашей работе директором НАБУ?

4. Какие первоочередные организационные мероприятия, кроме подбора кадров, вы сделаете на посту директора НАБ?

5. Как вы понимаете феномен коррупции в Украине и каковы ваши приоритеты на посту директора НАБ в расследовательской деятельности?

6. Что вы сделаете для утверждения доверия общественности к НАБ?

7. По каким критериям вы будете оценивать эффективность работы НАБУ через год после назначения?

8. Приведите примеры, свидетельствующие о фактах вашей борьбы с коррупцией.

Именно по ответам на эти вопросы члены конкурсной комиссии и должны определить тройку финалистов.

А окончательный вердикт о том, кто же в итоге станет главным антикоррупционером, должен вынести президента.

А потом…

Хотелось бы верить, чтобы этого второго "потом" не было. В смысле, долгих судебных споров в попытках сорвать работу Бюро.

Иначе это обойдется слишком дорого всей стране.

Возможны разные варианты – в том числе, и попытки срыва работы органа еще до начала его работы.

В Бюро заложен слишком хороший потенциал, чтобы оно не вызывало опасений у многих "схемотехников".

Именно поэтому его работу так важно запустить.

Источник: pravda.com.ua
Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: