Регистрация Войти
Вход на сайт

Нужна ли сланцевая революция Украине

Нужна ли сланцевая революция УкраинеБритано-голландская корпорация Dutch Shell полных ходом готовится к разработке месторождений сланцевого газа на Донбассе. Этот проект может вдохнуть новую жизнь в экономику его депрессивных районов, страдающих от закрытия и простоев угольных шахт. Или же окончательно угробит экологию региона, и без того чрезмерно перегруженного промышленным производством. Какой вариант вероятнее – единого мнения до сих пор нет.

Спасибо “Газпрому”

Украина занимает III место в Европе по общим запасам сланцевого газа. Министерство энергетики США оценивает их в 5,1 трлн м3. Правда, объем, доступный для добычи современными технологиями, гораздо меньше: 1-1,5 трлн. м3.

О разработке сланцевого газа в Украине активно заговорили в 2010 г. – после того, как НАК “Нефтегаз Украина” начал получать от российского концерна “Газпром” ресурс по ценам, превышающим европейские.

Попытки уговорить “старшего брата” снизить цены если не до уровня “для своих”, то хотя бы до рыночного, – за 3,5 года не принесли успеха. Пришлось задуматься об альтернативных возможностях.

Конечно, тут никак нельзя было пройти мимо т.н. “сланцевой революции” в США. Страна, длительное время импортирующая природный газ с Ближнего Востока в сжиженном виде, вдруг смогла полностью закрыть потребности своей экономики за счет добычи газа, залегающего в сланцах.

У нас часть этого потенциального ресурса сконцентрирована в Западной Украине, где наиболее перспективной считается Олесская площадь, часть – в Восточной. Здесь речь идет о Юзовской площади, расположенной в Донецкой и Харьковской областях и занимающей 7,886 тыс. км2.

Как водится, наладить добычу этого газа собственными силами Украина не в состоянии. Якобы нет денег. Поэтому правительство позвало иностранцев. Shell в мае 2012 г. выиграла тендер на разработку Юзовской пл., американская корпорация Сhevron – Олесской.

В январе 2013 с Shell уже было подписано соглашение о разделе продукции. По сути, оно представляет собой коммерческий контракт, оговаривающий, кто и сколько в проект вложит денег и сколько потом с этого получит.

На I этапе после экологической, геологической, социальной и экономической экспертизы проекта Shell хочет пробурить до 15 поисковых скважин в течение 5 лет. Начало работ запланировано на текущий год.

Т.е. промышленная добыча сланцевого газа на Донбассе возможна не ранее 2018 г. По оценкам министерства энергетики Украины, первые 5 лет это будет 5 млрд м3, затем через 10 лет – 8-10 млрд м3.

Вероятно, этот прогноз основан на расчетах министерства энергетики США: в его отчете говорится, что добыча сланцевого газа в промышленно значимых объемах развернется в Украине с 2023 г., не раньше.

Пиковые значения в 20 млрд м3 могут быть получены через 15 лет после начала разработки Юзовской площади, или с 2028 г. Сомневаться в способностях корпорации реализовать этот проект не приходится.

Она ведет геологическую разведку и нефтегазодобычу в более чем 80 странах мира, полностью или частично владеет более 30 нефтеперерабатывающими заводами.

В рейтинге Fortune Global 500 за 2010 г. Shell занимает вторую строчку, в рейтинге Forbes 2000 – восьмую среди крупнейших компаний мира. Исходя из цены акций Shell, находящихся в свободном обращении, ее рыночная стоимость в 2010 г. составила $159,4 млрд., доход за 2011 – $470,2 млрд.

На весах сомнений

Другой вопрос – а надо ли это Украине? Финансовые риски в данном проекте ложатся на Shell и за толщину кошелька ее акционеров волноваться не стоит – исходя из показателей корпорации.

Зато на украинскую сторону ложатся риски экологические. Одна из угроз, о которой говорят общественные активисты, заключается в заражении грунтовых вод солями и химическими реагентами, входящими в рабочую смесь.

Она закачивается в породу и разрывает ее взрывом, который происходит в результате химической реакции. В США добыча таким способом ведется в безлюдных пустынных районах, где грунтовые воды залегают глубоко.

Противники добычи утверждают, что добытчики сланцевого газа оставляют после себя выжженную землю, требующую потом длительной и дорогостоящей рекультивации. Опять же, если речь о районах Техаса, занятых пустыней – нет проблем. Но Донбасс и Техас – все же две большие разницы.

Хотя президент Украинской ассоциации геологов Павел Загороднюк, 21 марта на совещании у донецкого губернатора Андрея Шишацкого заявил, что добыча сланцевого газа не ухудшит качество питьевой воды на Донбассе, многие ему не верят.

Свое мнение П.Загороднюк обосновал тем, что смесь для гидроразрыва на 91% состоит из воды, на 8% из песка и только 1% остается на химические растворы. Но тут надо заметить, что растворы бывают разные. Есть соединения, даже в незначительных концентрациях убивающие все живое. Так что 1% может оказаться вполне достаточно.

Эксперт также отметил, что в эти химрастворы входят вещества, используемые в бытовой химии, например, в жидкости для мойки автостекла.

Но, во-первых, вряд ли дончане придут в восторг от того, что питьевая вода в кране будет немножечко разбавлена жидкостью для мойки автостекла. А во-вторых, состав смеси считается ноу-хау и охраняется правами на интеллектуальную собственность. Поэтому знать досконально, что именно входит в нее, глава Украинской ассоциации геологов не может по определению. Да и вообще в таких случаях лучше всего оперировать результатами лабораторных исследований, проведенных в научных институтах, а не просто делать голословные заявления для СМИ.

Опять же, вопреки успокаивающим заявлениям местных и центральных властей, как-то настораживающе выглядит отношение к этому вопросу в Евросоюзе.

Например, Франция, занимающая первое место в Европе по запасам сланцевого газа (5,8 трлн м3пригодных к извлечению), ввела до 2017 г. мораторий на использование гидроразрыва при его добыче. А по-другому сейчас и не добывают.

Итак, если с этой технологией все прекрасно и нет негативных последствий, получается, что большинство депутатов французского парламента – полные идиоты. В отличие от разумных украинских чиновников, день и ночь пекущихся о национальных, а не своих шкурных интересах.

Украинские плюсы-минусы

Не менее показательно сложилось со сланцевым газом и в Польше, имеющей вторые по величине промышленные запасы в Европе – 4,2 трлн м3. Здесь с 2009 г. было выдано несколько десятков лицензий, на его добычу. Но пробурить 2 пилотные скважины в конечном итоге решилась только американская корпорация ExxonMobil.

После чего объявила о нерентабельности проекта и закрыла его. Понятно, что это стало “холодным душем” для остальных желающих заработать на развитии альтернативной газодобычи.

В связи с этим любопытным представляется мнение польского депутата Европарламента Конрада Шиманского, озвученное в мае текущего года на энергетической конференции в Варшаве.

По его словам, власти Украины смогут обеспечить более привлекательные инвестиционные условия для добычи сланцевого газа, чем Польша.

Дело в том, что в Украине есть большая самостоятельность власти и нет рисков, связанных с охраной окружающей среды, пояснил евродепутат. Поскольку в Польше, входящей в ЕС, действуют очень жесткие экологические нормативы.

Отсюда расходы на добычу в Украине, по оценкам польских экспертов, будут примерно на 30% дешевле, чем в Польше. Т.е. если в Польше компания допустит загрязнение окружающей среды, ее ждут колоссальные штрафы.

В Украине за это можно отделаться легким испугом для кошелька. Не говоря уже о том, что разрешенные нормы содержания вредных веществ в почве, воде и воздухе в ЕС в разы ниже украинских.

Так что если в Европе компании-добытчику пришлось бы раскошелиться на природоохранные мероприятия по полной программе, в Украине можно ограничиться минимальными вложениями. Или вообще их не делать: если украинские нормативы по выбросам соблюдаются и без них.

Что же касается большей самостоятельности украинских властей, то это надо понимать как возможность принять волевое решение и не учитывать при этом мнение общественности, т.е. людей, которых это непосредственно затронет.

Да уж, в Польше, как и в любой стране ЕС, такая “самостоятельность” властей невозможна в принципе. Ну а компании, конечно же, всегда проще, удобнее и дешевле порешать свой вопрос с конкретным чиновником, чем с целой общиной. Тут с паном К.Шиманским следует согласиться.

Достаточно, сказать, что социальные вложения Shell после начала промразработки месторождения составят всего 0,5% от ее годового бюджета на Юзовском месторождении. Вдумайтесь в эти цифры: не 50%, не 25%, не 10%. Даже не 5% и не 1%.

Такие условия, на которые согласились украинские власти, заставляют вспомнить о вождях африканских племен, отдававших европейским колонизаторам золотые изделия в обмен на стеклянные бусы.

Не случайно Украина во всевозможных глобальных рейтингах как раз и находится где-то по соседству с Гвинеей-Бисау, Руандой, Зимбабве и прочими «прогрессивными демократическими» государствами черного континента.

Впрочем, в Западной Украине разрешительный процесс по освоению Олесской площади все же застопорился – благодаря активности ВО “Свобода”.

Ее представители имеют там абсолютное большинство в местных органах власти. Да и менталитет жителей Галичины существенно отличается от донецкого: люди там гораздо более сплоченные и организованные сами по себе.

Так что резолюций местных советов и общин о несогласии с разработкой месторождений сланцевого газа на их территории за последние полгода в той же Львовской обл. принято предостаточно.

И объехать это обстоятельство у корпорации Сhevron вряд ли получится. Не случайно с ней договор о разделе продукции пока так и не подписан.

Но власть, конечно, использовала еще не все рычаги воздействия. Например, премьер Николай Азаров 15 июня заявил, что ВО “Свобода” работает против народа Украины, срывая реализацию проектов по добыче сланцевого газа.

А это, дескать, энергетическая независимость страны. Н.Азаров тогда пригрозил несговорчивым западноукраинским областям повысить цены на природный газ.

Чтобы, так сказать, полнее ощутили необходимость развития альтернативной газодобычи. Хотя на самом деле говорить о том, что сланцевый газ позволит снизить зависимость от российских поставок – не приходится.

Как уже отмечалась, промдобыча начнется не раньше 2018, а в 2019 г. заканчивается срок контракта НАК “Нафтогаз Украины” с “Газпромом”. И его можно заключать на более выгодных условиях.

Кроме того, согласно договору о разделе продукции доля Украины составит всего лишь более 30% добытого ресурса. Итак, если на Юзовской площади его будет получено 5 млрд м3, государство в лице “Нафтогаза” получит примерно 1,65 млрд м3 в год.

Это объем, позволяющий обеспечить газом годовую работу металлургических предприятий холдинга “Метинвест” Рината Ахметова. Или северодонецкого “Азота” с горловским “Стиролом” из Ostchem Group Дмитрия Фирташа.

Но этого не хватит, чтобы закрыть потребности национальной экономики в целом. Или хотя бы коммунальных предприятий теплоэнергетики. Для таких целей 1,65 млрд м3 – капля в море.

Тогда очевидно, что в случае с развитием добычи сланцевого газа речь идет именно об интересах отдельных бизнес-групп, способных влиять на принятие решений на государственном уровне. Но никак не об интересах народа Украины, как утверждал Н.Азаров.

Итак, перспектива для Донбасса на данный момент выглядит как не очень веселая. Единственное, что обнадеживает: за 5 лет может многое поменяться на газовом рынке.

Например, в результате углубления экономического кризиса потребление газа сократится настолько, что цены будет вынужден опустить даже ненасытный “Газпром”. В таком случае разработка сланцевых месторождений может потерять экономическую привлекательность.

Кроме того, не надо забывать об особенностях ведения бизнеса в Украине, связанных с порой бесцеремонным вмешательством государства в хозяйственную деятельность компаний – если, конечно, те не имеют отношения к власть предержащим.

К примеру, в начале июля СМИ распространили заявление вице-президента Shell по украинским вопросам Грэхема Тайли, который выразил обеспокоенность решением Кабинета министров, обязавшего частные добывающие компании с 1 июля по 15 октября 2013 г. направлять 50% добываемого газа в подземные хранилища (ПХГ) государственного ПАО “Укртрансгаз”.

Логику правительства тоже можно понять: это позволит дополнительно закачать в ПХГ 1 млрд м3, ведь взять лишние $450 млн на его закупку у России – негде. Другое дело, что компания при этом теряет половину выручки.

Да, потом ей этот газ вернут, но к тому времени цена может упасть, разницу никто не компенсирует (по крайней мере, без решения суда). Да и просто обрубить в 2 раза денежный поток компании – никто не будет в восторге.

Так что еще пару-тройку таких решений правительства (желательно, чтобы они при этом по времени были как можно ближе друг к другу) – и Shell сама уйдет из Украины.

Как известно, сейчас они вместе с государственным ПАО “Укргазодобыча” работают в Харьковской обл. и в нынешнем году компания собралась бурить там вторую скважину по добыче традиционного природного газа.

В таком случае даже этот проект может оказаться нереализованным. Не то что сланцевый.

ostro.org


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: