Регистрация Войти
Вход на сайт

Продажа UMH как отражение медиарынка

Продажа UMH как отражение медиарынкаНовость о продаже крупнейшего медиа-ходинга появилась ночью. 

Впрочем, все уже давно привыкли, что самые важные новости в стране появляются не вовремя – то Президент подписывает гору указов вечером пятницы, то оппозиция объявляет о начале «повстань» поутру в воскресенье. Но это естественный процесс, ведь украинцы вообще живут не вовремя – большая часть страны выбирается из Средневековья, череда правительств никак не насладится пост-совком, в то же время в Украине есть люди, создающие компании с мировым именем и стоящие двумя ногами уже в пост-технологическом мире, в мире будущего. И компания UMH, точнее, люди, ее населяющие, – такие люди. 

Здесь уместно вспомнить ахматовское «чтоб знали вы, с какого сора растут стихи». И в этом смысле путь UMH не был прост. Были скандалы, обвинения в продажности отдельных СМИ (но заметьте, не отдельных журналистов), увольнения главных редакторов и даже непристойные картинки, объясняющие, например, интимность отношений Арсения Яценюка и Юлии Тимошенко. Для тех, чья историческая память сродни моей, незабываемой останется обложка «Корреспондента» с Виктором Медведчуком – «Я не люблю варенье» и «Фокусовсикй» рейтинг самых завидных невест, стоивший Вахтангу Кипиани должности главреда. 

При этом с точки зрения редактора, я испытываю большое уважение к работе коллег. Ведь это «Корреспондент» записал не дававшего три года демонизированного главу АП Леонида Кучмы, Виктора Медведчука, они сделали фотосъемку Межигорья с высоты птичьего полета, и записали «золотого парня» Сергея Курченко. Любой из этих материалов, а также сотен других мог бы стать гордостью каждой редакции. При этому нужно понимать, что несмотря на фейсбучные истерики, медиа-менеджеры в большинстве своем не высказывают профессиональных претензий к изданиям UMH. 

Да, издания холдинга Бориса Ложкина росли не просто. Как и любое медиа в условиях «гибридной демократии» их путь не был озарен кодексами журналистских стандартов, а кассы не всегда были белыми. Но разве не такой же путь прошла любая другая украинская компания, выросшая в период дикого накопления капитала и сумевшая выйти на IPO? Разве хоть один украинский собственник чего-либо, что стоит сумму с шестью и больше нулями, может честно ответить на все вопросы о происхождении и становлении бизнеса? Это, к слову, вопрос в коллегам из «Forbes», написавший цикл прекрасных статей о целой плеяде украинских олигархов. В рассказе о «зиме» Пинчука нам, читателям, показали успешного филантропа и ценителя современного искусства, но ничего не написали о днепропетровских подвалах, где в поте и крови ковались первые сделки «Интерпайпа»… 

Поэтому всем ценителям искусства ради искусства и честных четких правил, борцам за «чистоту» медиа и теоретикам борьба за свободу слова мне хочется сказать: я на 100% согласна с правилами, которые должны действовать на медиа-рынке. Должен быть рекламный рынок и кодекс журналистской этики, медиа-профсоюзы и публикации на правах рекламы, а не джинса. Но это – теория, а реалии совсем иные. И здесь возникает ключевой вопрос: нужно что-то делать, приспосабливаясь к условиям, или нужно ждать, чтобы условия стали идеальными? 

Юлия Мостовая в «Зеркале недели», Мустафа Наем и Сергей Лещенко в «Украинской правде», Юлия Макгаффи в «Корреспонденте», Александр Богуций в ICTV, Сергей Дорофеев на канале «Интер», Андрей Куликов в «Свободе слова», Владимир Мжельский на «5 канале», Алексей Мустафин в «Мега», мы с Виктором Шлинчаком в «Главкоме» и десятки других коллег предпочли что-то делать. Потому что это – единственный путь изменить в том числе и страну, создать условия, к которым мы стремимся. Мы проходим этот путь каждый день, совершая выбор – писать или умолчать, задавать вопросы или дожидаться, когда пресс-служба какого-нибудь доджа решится ответить. 

Пусть бросят в меня камень те, кто скажет, что никогда не было компромиссных решений, когда совесть вроде спокойна, но знаешь, что могло было иначе. Но если бы не было всех этих людей, страна не знала бы ни о Павле Лазаренко, ни о Ринате Ахметове, ни о Юлии Тимошенко времен ЕЭСУ, ни о сотнях других. Не было бы Майдана в 2004-м и надежды на Ассоциацию с ЕС в 2013. И не известно, было бы государство. 

Я уверена, что компромиссы были и у Бориса Ложкина в UMH. Возможно, одним из таких компромиссов было решение привлечь в качестве инвестора в UMH Петра Порошенко. Объявление о таком союзе было сделано аккурат, когда в медиа циркулировали слухи о президентских амбициях Петра Алексеевича. Надеялся ли г-н Ложкин на политическое покровительство миллиардера, обладающего политическими стремлениями? Наверняка. Почему не срослось, и уступил ли право владения г-н Порошенко г-ну Курченко – вопросы, которые нужно задать. Даже если ответа не последует. 

Борис Ложкин искал будущего для холдинга. Он делал, шаг за шагом выстраивал компанию, сегодня занимающую серьезную долю рынка. Эту компанию не стыдно продавать, и если ее хотят купить – значит, она того стоит. Так говорит рынок. Которого, как говорят, теперь нет. Потому что имя покупателя – Сергей Курченко. Человек, о котором мы знаем, в том числе, и благодаря Forbes как о стремительно создавшем капитал на нефтегазовом рынке, где обычно растут самые крупные состояния страны, и никогда нельзя было до конца понять, как именно их владельцы заработали свой первый миллион. 

То есть, я так понимаю, что если бы покупателем крупного медиа-холдинга был инструктор лыжной базы с Британских островов, то вопросов к сделке было бы меньше. Ведь тогда было бы неизвестно, кого – случись цензура – нужно было б заносить в список врагов прессы и ставить черную журналистскую метку. Я не знакома с Сергеем Курченко, и менее всего хотела бы выступать в роли его адвоката, но я так понимаю, что человек готов к публичности и хочет легализации. То бишь, он понимает, что будучи обладателем энного количества миллионов-миллиардов, владельцем футбольных клубов и изданий, в современном мире, где действуют системы санкций и отслеживания счетов, он рискует. 

Ведь не стремись он к публичности, не будь владельцем медиа, возможно, ему удалось бы какое-то время не пребывать в аналитических отчетах дипломатических миссий и под софитами журналистов. Но г-н Курченко решил стать на путь цивилизованный, и кто знает, что его на этом пути ждет. В свое время на путь публичности стали Виктор Пинчук, Ринат Ахметов и Дмитрий Фирташ, и еще свежи в памяти истерики профессиональных борцов за свободы на тему тотальной цензуры и конца медиа в принципе. Прошли годы, – и теперь кто скажет, что Ахметов либо Фирташ не заинтересованы, чтобы в стране были правила, в том числе и в медиа? 

Что касается обеспечения гарантий невмешательства в редакционную политику, которых ждут от Бориса Ложкина команды изданий, входящих в UMH, то мне больше симпатична позиция Юлии Макгаффи и Виталия Сыча, нежели Владимира Федорина. Хоть не задача журналиста судить, но более объяснимо реагировать все-таки на поступки, нежели рефлексировать на намерения. 

У меня нет оснований не верить в то, что «темники» в связи с объявлением о сделке в редакции не поступали. Но зато есть стремление Бориса Ложкина говорить с коллективами, а не ставить их перед фактом новых правил игры. У меня также не вызывает сомнения, что если условия со свободой слова изменятся, то лучшие журналисты покинут свои редакции. А вот как исход менеджмента влияет на капитализацию компании, спросите, например, у Игоря Коломойского и Александра Третьякова. 

Будучи в свое время одним из руководителей «Главред-медиа» мне и сегодня стыдно наблюдать за новостями «плюсов» и чат-конференциями с 18-летними поп-звездами на «Главреде». И собственники медиа всегда будут помнить, что покупая редакцию, ты покупаешь не токарный цех. Если не будет специалистов, не будет и того, что ты так дорого купил. И это – единственное правило, существующее сейчас на рынке.

glavcom.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: