Регистрация Войти
Вход на сайт

Почему Тимошенко будет сидеть

26 октября 2013 06:30

Почему Тимошенко будет сидетьЕще неделю назад казалось, что Тимошенко вот-вот окажется то ли на свободе, то ли на лечении в Германии. При этом мало кто мог дать внятный ответ на вопрос — каким образом? Однако волнение в массах по поводу того, что вопрос Тимошенко решится буквально на днях, затмевало такие «мелочи» как отсутствие малейших юридических оснований для отправки заключенной номер один за границу и уж тем более – ее освобождения.

Но страсти, кажется, немного улеглись, и уже можно взглянуть на ситуацию трезво. А трезвый взгляд подсказывает, что сидеть Юлии Владимировне еще долго.

В этой ситуации есть, условно говоря, три стороны – Евросоюз, украинская оппозиция и украинская власть. Для начала о позиции Брюсселя. Внешне все выглядит довольно прозрачно: ЕС страстно желает освобождения Тимошенко потому что, во-первых, не любит «избирательного правосудия», а во-вторых, ждет от Виктора Януковича внятного сигнала о том, что европейские ценности он разделяет дальше некуда.

На самом деле, стоит задать себе несколько простых самоочевидных вопросов. Если Брюссель смог продавить столь выгодный для себя и катастрофически невыгодный для Украины договор об ассоциации, то почему еврочиновники сразу не решили вопрос с Тимошенко? Ведь при всем уважении к масштабу личности Юлии Владимировны, вопрос квот на сельхозпродукцию, за которым миллиарды евро, куда весомее судьбы одного человека. С квотами – решили, а с одной заключенной – нет. Все это более чем странно. Тем более что сам Виктор Федорович особой непреклонности в этом вопросе не демонстрировал, а в последнее время он и сам горячий сторонник скорейшего решения этого вопроса. Но Тимошенко все еще сидит, и дальше каких-то мутных и абсурдных по определению законопроектов о лечении заключенных за границей дело не движется.

Еще один самоочевидный вопрос – если для Брюсселя так важна судьба Тимошенко, то почему бы просто не поставить вопрос ребром – или решение вопроса с качановской узницей, или договор об ассоциации? Что мы имеем вместо этого? Я предлагаю читателю взглянуть на новостные ленты последних двух недель. В них мы найдем десятки сообщений о том, что тот или иной европейский чиновник в очередной раз потыкал в нос Украине «избирательным правосудием» и выразил озабоченность будущим договора об ассоциации. Украинские либеральные СМИ привычно преподносят каждое такое заявления как позицию Брюсселя. Но так ли это? На 99% это все бла-бла отдельно взятых товарищей, так сказать частное мнение, которое не является позицией Брюсселя.

Пожалуй, единственный внятный сигнал по этому поводу – перенос окончательного решения об ассоциации с Украиной с 21 октября на 18 ноября. Решение это должно приниматься на заседании Совета ЕС на уровне министров иностранных дел. При этом озвучивший эту информацию начальник Департамента стран Восточного партнерства и Европейской службы внешнего действия Дирк Шубель сказал, что если до этих пор вопрос экс-премьера Юлии Тимошенко не будет решен приемлемым способом, ЕС откажется от подписания соглашения с Украиной. Выглядит это как ультиматум, но если вдуматься, то становится понятно, что в данном случае каждый видит то, что хочет. Сторонники Тимошенко видят в этом последнее китайское предупреждение. Но слова о решении вопроса «приемлемым способом» оставляют широкое поле для трактовок.

Зачем Кокс с Квасьневским пишут идиотские с точки зрения закона прошения о помиловании и катаются по Украине, оставляя после себя эпохальные заголовки в новостных лентах типа «Квасьневский с Коксом зашли к Тимошенко» и «Квасьневский с Коксом вышли от Тимошенко»?

Мы уже неоднократно писали о том, что договор об ассоциации с ЕС куда нужнее ЕС, чем Украине, а потому «приемлемые способы» могут быть самыми разными. Например, Виктор Янукович клятвенно пообещает, что решит вопрос сразу после того, как парламент примет соответствующий законопроект.

Т.е. не как сейчас – «я не против», а как-то особенно клятвенно. Или просто торжественно заявит: «Тимошенко будет сидеть, потому что суд так решил, но мы категорически против избирательного правосудия и вообще за гей-парады». В общем, далеко не факт, что «приемлемый способ» это обязательно освобождение Тимошенко, что бы там себе ни думали ее адепты.

Из всего этого вытекает логичный вопрос – а зачем тогда вообще вся эта возня? Зачем нужны все эти расплывчато-озабоченные заявления евродепутатов и послов? Зачем Кокс с Квасьневским пишут идиотские с точки зрения закона прошения о помиловании и катаются по Украине, оставляя после себя эпохальные заголовки в новостных лентах типа «Квасьневский с Коксом зашли к Тимошенко» и «Квасьневский с Коксом вышли от Тимошенко»? Зачем все это?

А вот тут – самое интересное. Вся эта возня вокруг качановской узницы преследует две цели – помельче и покрупнее. Цель помельче – сохранить лицо. Дело в том, что разговорами о Тимошенко Евросоюз отчасти сам себя загнал в угол – теперь надо как-то показать европейской общественности, что Брюссель против «избирательного правосудия» и вообще политических преследований. Не могут же еврочиновники в открытую заявить: «Граждане, о какой Тимошенко может идти речь, когда такой куш может приключиться!» Да и украинская либеральная общественность не то что бы для Брюсселя особо важна, но демонстрировать ей барыжный цинизм не стоит – какая-никакая, а пятая колонна, пусть и дурная, зато почти бесплатная.

Вторая причина, покрупнее, тоже довольно проста. Представим себе, что Тимошенко на свободе. Не будем сейчас рассматривать вопрос, где окажется Яценюк, что будет с оппозицией и рейтингом президента. Спросим себя о том, чем будут заполнены новостные ленты? Сейчас, вся евроинтеграционная риторика в СМИ по сути вертится вокруг Тимошенко. На одно сообщение о будущем украинской экономики после подписания договора об ассоциации с ЕС (неважно, пессимистичное или оптимистичное) приходится десяток, если не сотня сообщений из серии «Европа призывает до подписания договора об ассоциации решить вопрос с Тимошенко».

Логично предположить, что если бы «проблемы Тимошенко» не существовало, куда большее количество аналитиков, журналистов, обозревателей обратили свои взоры на текст соглашения. Конечно, неизбежно появились бы критические статьи, все большее количество людей осознало бы последствия подписания договора, а там, глядишь, и до акций протеста недалеко. Разумеется, Брюсселю это не нужно. Сейчас благодаря Тимошенко весь общественный дискурс сосредоточен вокруг не имеющего никакого значения для будущего страны вопроса «Выпустят – не выпустят?», а неудобные для еврочиновников вопросы остаются за скобками общественного внимания. Спровоцирована ли эта ситуация искусственно, или просто еврочиновникам свезло – не так важно. Важно, что эта ситуация им крайне выгодна, а потому они и дальше будут устраивать возню, делая пространные заявления, предлагая абсурдные варианты типа «помиловать частично» и генерировать другие информповоды, которые наши либеральные СМИ — кто-то за гранты, а кто-то по глупости доброте душевной — будут охотно раскручивать. Разумеется, для этого Тимошенко на свободе им не нужна, так что интерес Брюсселя в том, чтобы Юлия Владимировна как можно дольше оставалась на нарах – понятен.

Важно, что эта ситуация еврочиновникам крайне выгодна, а потому они и дальше будут устраивать возню, делая пространные заявления, предлагая абсурдные варианты типа «помиловать частично» и генерировать другие информповоды, которые наши либеральные СМИ будут охотно раскручивать.

Теперь пару слов о делах внутренних. Про оппозицию говорить особо нечего – лидерам оппозиции Тимошенко на свободе нужна еще меньше, чем Брюсселю, поэтому они будут отчаянно блокировать процесс ее освобождения. Даже если в Верховной Раде появится внятное юридическое решение проблемы, Яценюк со товарищи костьми лягут, блокируя трибуну, требуя, чтобы выпускали не на лечение, а на свободу. И если на свободу, то обязательно без судимости, если на свободу и без судимости, то обязательно со званием «Герой Украины» и т.д.

А вот с президентом все немного сложнее. Казалось бы – отчего бы Виктору Федоровичу не отпустить Тимошенко, пусть даже поправ закон, ведь это ему Европа точно простит? Дело тут, конечно, не в особом почтении к букве закона. Этим у нас в Украине никто из политиков не отличается, это, так сказать, часть украинской «политической культуры».

Дело тут, скорее всего, лежит в плоскости психологии, вернее «политической психологии». Наши большие руководители не боятся ничего – ни закона, ни общественного мнения (до определенных пределов, конечно, и не накануне выборов), ни Брюсселя, ни Москвы. Они боятся одного – проявить слабость, зависимость, показать не электорату даже (ему можно скормить все что угодно), а противникам и прежде всего соратникам, что власть является не столь уж абсолютной, что есть кто-то еще, кто-то выше, кто может купить, надавить, что-то диктовать. Так что для украинской власти отпустить Тимошенко в тоже определенном смысле будет означать потерю лица, создание прецедента прямого давления. Разумеется, и с договором об ассоциации без давления не обошлось, но это давление скрытое, а главное — в глазах элиты имеющее вполне прагматичное объяснение.

Но отпускать Тимошенко – это в свете и без того невыгодного договора действие бессмысленное и выглядит как взятие под козырек в ответ на презрительное «Слышь ты! Не балуйся!».

Результатом может стать ситуация, когда олигарх, летя в своем самолете на встречу к президенту, задумается: «А зачем я к нему лечу? Он все равно ничего не решает. Полечу-ка я сразу в Брюссель». И это для власти куда страшнее любых майданов. Потому что возникшие внутренние проблемы всегда можно подавить, погасить, сгладить, урегулировать. А вот переломить отношение к власти примерно ста человек, определяющих бизнес-климат в стране, будет уже невозможно. Разве что в ответ начать ломать их через колено, но никто не может предположить, кто выйдет победителем в этой войне.

В общем, по здравом размышлении – сидеть Тимошенко не пересидеть. Впрочем, украинская политика порой бывает крайне иррациональна, да и ситуация может измениться. Но сейчас простой здравый смысл подсказывает, что в каком бы то ни было решении «вопроса Тимошенко» не заинтересован никто – ни ЕС, ни власть, ни оппозиция. Может быть заинтересована сама Тимошенко, но она – символ, а у символов не спрашивают. Их просто размещают в местах, где символы наиболее полезны.

А Тимошенко всем полезна именно на нарах.

Дмитрий Грасов, polemika.com.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: