Регистрация Войти
Вход на сайт

Бизнес-партнер Щербаня: "Его «заказали» Кучма и Лазаренко"

25 марта 2013 20:00

Бизнес-партнер Щербаня: "Его «заказали» Кучма и Лазаренко" Юрий Дедух — о планах Евгения Щербаня объявить импичмент президенту Кучме, судьбе бизнес-активов предпринимателя и о тех, кому было выгодно его убийство.

Интервью с другом Евгения Щербаня Юрием Дедухом.

– Вы говорите, что с приходом Леонида Кучмы к власти все крупные бизнес-структуры должны были «заносить» ему деньги. А вы лично это делали? 

– Нет. В 1995 году я уехал из Украины: сначала в США, потом в Эстонию. Женя тогда сказал: «Юра, уезжай. По крайней мере, хоть ты будешь жив». Тогда были серьезные угрозы на всех уровнях. Появлялись новые бандиты, новые бизнесмены со своими претензиями. Как я уже говорил, у нас были компании в США и Эстонии. Я занимался их деятельностью. 

– С Александром Момотом вы были знакомы? 

– Да, я знал Александра и его брата. 

– Как была создана корпорация ИСД? 

– Сперва это была структура Александра Момота, занималась поставками компьютерной техники. Но после гибели Момота она была перепрофилирована и вошла в состав транснациональной корпорации «Атон».

– Кто был учредителем ИСД? 

– Этим вопросом занимались юристы, точной информацией не владею. Помню, что среди учредителей были юридические структуры. Была венгерская структура, наша с Женей американская компания «Оверсис», частных лиц среди учредителей не было. 

– Владимир Каратун говорит, что ИСД была создана для работы с ЕЭСУ – это правда? 

– Вполне допускаю. Володя Каратун владеет вопросом лучше, чем я. В тот момент я в основном находился в США и Европе. 

– Владимир Щербань утверждает, что идея создать ИСД принадлежит ему, а создал он эту компанию вместе с Евгением Щербанем, Сергеем Тарутой, Виталием Гайдуком и Александром Момотом. Последний стал президентом компании. Это правда? 

– У Владимира Щербаня не могло быть таких идей. Его профиль – украсть, разделить, недоплатить. 

– Структуры Ахметова были среди владельцев ИСД? 

– Нет.

Газовые дела 

– В 1996 году у кого больше газа покупала ИСД – у «Итеры» или у ЕЭСУ? 

– В 1996 году я этим плотно не занимался и информацией не владею, поэтому точно сказать не могу. Я точно знаю, что заставляли покупать у ЕЭСУ, но часть рынка мы у нее отвоевали. Часть газа нам продолжала поставлять «Итера». 

– Сергей Тарута, Александра Кужель и Владимир Каратун утверждают, что конфликта между ИСД и ЕЭСУ не было... 

– Это не так, они просто не владели истинной информацией. Женя специально подписал этот договор, чтобы взять тайм-аут и за это время договориться с людьми о создании совершенно другой структуры. Потому что условия с той стороны были кабальными. 

– Почему вы считаете, что условия контракта были кабальными?

– Я контракта не читал, но Женя мне говорил: «Я все подпишу, но я создам свою собственную структуру». Женя в 1995 году уже провел переговоры о создании новой структуры, которая должна была поставлять газ в Украину. Учредителями этой структуры были уважаемые люди. Называть их имен я не хочу, потому что они до сих пор живы. Поэтому в убийстве Евгения был заинтересован и Лазаренко – ему грозило утратить влияние на газовом рынке Украины. 

– Но хотя бы название этой несостоявшейся структуры вы можете назвать? 

– Я могу сказать только, что она была зарегистрирована на Кипре. С «Газпромом» были проведены переговоры о заключении договора, согласно которому эта структура становилась монопольным поставщиком газа в Украину. Отношения «Газпрома» с остальными структурами должны были со временем прекратиться.

– То есть Сергей Тарута говорит неправду? 

– Он просто не владеет информацией. Нужно хорошенько разобраться с вопросом, как Тарута вообще стал совладельцем ИСД. До этого он работал заместителем директора по внешнеэкономическим связям на Азовстали. 

За свою работу в ИСД, я думаю, он получил не более 10% ее акций. Что происходило с акциями компании после смерти Евгения и какие там «рождались» документы, я не знаю. Но в 2009 году, когда Тарута «расходился» с Гайдуком, он получил активов на $750 млн. Это я знаю точно. 

– Какова была роль Гайдука в ИСД? 

– Гайдук точно не был одним из учредителей ИСД.

Друзья и враги 

– Александра Кужель утверждает, что у Евгения Щербаня в 1996 году был конфликт с Владимиром Щербанем, который до июля 1996-го был губернатором Донецкой области. Вам было известно об этом конфликте?

– Владимир Щербань – человек, который никогда не блистал особым умом. Он был директором магазина «Донбасс» и был знаком с Евгением. Тот решил «поставить» Владимира губернатором Донецкой области, что было успешно сделано. 

Сказать о том, что Владимир мог конфликтовать с Евгением, было бы неправильно. Женя был на десять голов выше его. Он всегда отчитывал Володю за его неправильные действия. Женя был человек с юмором, однажды он выступил по телевизору и сказал, что будет вести в президенты Володю. Володя трусоват, поэтому он начал переживать, как бы Кучма чего не подумал. 

– Почему Владимира Щербаня сняли с должности губернатора и исключили из фракции «Социально-рыночный выбор»? 

– Точных подробностей я не знаю, потому что тогда я жил в Таллине. 26 ноября Женя должен был прилететь ко мне. 2 ноября он позвонил и в разговоре сказал о Володе: «Торгаш остался торгашом». Впоследствии мне стало известно, что Владимир Щербань знал о подготовке убийства Евгения: незадолго до убийства он звонил людям в США и, можно сказать, радостно информировал их об этом. 

Он много рассказывает, как ему угрожали, устраивали погони, но через два года после убийства Евгения он вернулся в Украину и стал губернатором Сумской области. Вам это ничего не объясняет? Неужели так трудно просто подумать головой? Володя Щербань предал Женю. 

– Откуда вам известно о том, что Владимир Щербань знал о подготовке убийства Евгения? 

- Пока рано говорить об этом. Но информация достоверная. 

– Кто «заказал» убийство Щербаня? 

– Это однозначно Леонид Кучма и Павел Лазаренко. Основная цель убийства Жени – устранить его как политического конкурента. Потому что Либеральная партия Украины в то время занимала очень весомые позиции. Как минимум 60% народных депутатов тогда поддерживали либеральные идеи, а бюджет страны, по большому счету, писался в кабинете у Евгения Щербаня.

Когда мы с ним общались 2 ноября 1996 года по телефону, он сказал, что за ним идет охота, круг сужается и ситуация очень серьезная. После чего сказал: «Смотри, чтобы тебя где-то не «представили». Он планировал из Москвы лететь в Киев. Я до сих пор не могу понять, почему он полетел в Донецк. Потому что по прилету в Киев он планировал собрать в парламенте совещание и объявить импичмент Кучме. Он мне лично сказал это по телефону. 

– Уточните, где и когда он это озвучил? Потому что вы – первый человек, который говорит, что Евгений планировал импичмент Кучмы. 

– Вопрос об импичменте Кучмы в парламенте поднимался три или четыре раза. Несколько раз даже проводился подсчет голосов, но там что-то не «срослось». Люди до сих пор боятся говорить об этом. 

Даже когда я давал показания в следственном комитете и мне задавали вопросы о причастности к убийству Тимошенко и Лазаренко, я спросил, почему в число подозреваемых в убийстве Евгения не включили Кучму. Ведь он основной организатор. Именно ему в первую очередь было выгодно убийство Жени, а потом уже Лазаренко, Тимошенко и другим. 

О планах Евгения объявить импичмент Кучме знали многие. Об этом точно знал Владимир Щербань, братья Клюевы, а сегодня из этого хотят сделать тайну. 

– Как технически планировали объявить импичмент? 

– Этот вопрос предполагалось вынести на рассмотрение в парламенте, его должны были поддержать депутаты, после чего в стране должен был пройти соответствующий референдум. 

– Какую роль в этой истории должен был играть Евгений Марчук? 

– Марчук – благородный и честный человек. Он был одним из самых близких друзей Евгения Щербаня. Сам Женя по телефону мне неоднократно говорил: «Единственный человек, которому я доверяю, это Марчук». 

– Но именно Евгений Марчук, будучи премьер-министром, подписал указ, согласно которому ЕЭСУ получала доступ на газовый рынок Донецкой области... 

– Если Марчук что-то делал – это было согласовано с Евгением Щербанем.

Убойное дело 

– У Евгения Щербаня был конфликт с Юлией Тимошенко?

– Евгений был по национальности татарин, хотя и не мусульманин, поэтому на женщин у него были восточные взгляды. Он с ними не сражался, женщины созданы для другого. И с Тимошенко Евгений не воевал, и не относился к ней как к человеку, который мог помешать ему в бизнесе. Юлия Тимошенко была пятым элементом. Она никаких решений не принимала и только исполняла волю двух вождей – Кучмы и Лазаренко. 

– Как он познакомился с Тимошенко и были ли с ней знакомы вы? 

– Как он познакомился с Тимошенко – я не помню. Меня с ней знакомил Маркулов, когда я однажды приехал к нему в офис и застал там ее. 

– А с Лазаренко вы были знакомы? 

– Лазаренко – это уникальный тип. За руку я никогда его не держал, но помню, что в начале 1990-х было определенное предложение с ним работать, и я по своим «каналам» разбирался, кто такой Лазаренко. Мне уже тогда сказали, что это «Паша-пылесос». Тогда мы решили, что с ним работать не стоит. 

Кстати, меня объявили главным подозреваемым в организации покушения на него во время его переезда в аэропорт «Борисполь» в июле 1996 года, хотя в то время я жил в Эстонии. Помню, после этого я прилетел в Киев на съезд украинцев в составе делегации украинцев Эстонии. И надо же, у входа во дворец, где проходил съезд, столкнулся с ним лицом к лицу. 

– В ходе допроса в суде Владимира Щербаня защитник Тимошенко Сергей Власенко продемонстрировал фрагмент видеозаписи интервью с Евгением Щербанем, в котором тот говорит, что у него общие взгляды с Лазаренко. Если у них был конфликт, зачем он говорил это? 

– С Лазаренко у Евгения были проблемы. По сей день есть векселя Гео Банка, которым владел Лазаренко, из которых следует, что Гео Банк был должен Евгению Щербаню около $500 млн. Поймите, если человек – премьер-министр, нельзя прямо объявить, что он враг. 

– В 2003 году Луганский апелляционный суд признал виновными в организации убийств Ахатя Брагина, Александра Момота и Евгения Щербаня членов банды Евгения Кушнира. Вам что-то известно об этом человеке? 

– Нет.

– Существует версия, что Евгений Кушнир был бизнесменом, на которого просто «повесили» все убийства... 

– Может, даже не «повесили», а заставили их взять на себя. Я еще раз повторяю – убийство Щербаня организовали спецслужбы. И было отработано как минимум три сценария убийства Евгения – я об этом знаю. Поэтому Кушнир в той игре был разменной фигурой. 

– Что вы подразумеваете под спецслужбами? Это СБУ, спецподразделение МВД, аналогичные структуры других стран? 

– Это люди, которые по своей должности были приближены непосредственно к президенту Леониду Кучме и имели возможность решать вопросы силовыми методами, в их руках было все. Даже после убийства моего кума (Евгения Щербаня), план-перехват был включен только через 6 часов. Силовики поймут, что это значит. 

– В интернете есть публикации, авторы которых связывают убийство Евгения Щербаня с убийством в Москве американского предпринимателя Пола Тейтума. Он в начале 1990-х якобы помогал Щербаню получить кредит Всемирного банка. Что вам известно об этом человеке? 

– Авторы этих публикаций специально «уводят» в другую сторону, чтобы вывести на российские криминальные структуры. Тейтум владел несколькими гостиницами в Москве. Его расстреляли из автомата при выходе из подземного перехода, но с Женей он никоим образом связан не был. 

Что касается кредита Всемирного банка, то я лично владею полной информацией о получении этой кредитной линии. Этот человек в переговорах не участвовал.

Судьба наследства 

– Также есть публикации о том, что после убийства Евгения Щербаня со счетов его жены Надежды Никитиной было перечислено $2 млн на счета фирмы Артема Щербаня (сына Владимира Щербаня). Это так? 

– В этом нам еще предстоит разобраться. После смерти Жени я вылетел во Флориду, в наш совместный с Евгением дом. В доме был сейф, там хранились документы и деньги. Когда я зашел в дом, то вся мебель была в пыли, но сейф был тщательно вытерт и пуст. 

Поэтому, кроме движения денег по счетам, нужно выяснить, куда пропали деньги и документы. Обвинять я никого не могу, но то, что сын Владимира Щербаня снял деньги и перевел на свои счета – это факт. Поэтому нужно разобраться, имел ли он на это право.

– Что случилось с бизнес-активами Евгения Щербаня после его смерти и почему они не достались его детям? 

– ТНК «Атон» я специально похоронил, потому что к моменту убийства Евгения в отношении этой компании была масса проверок. Нас обвиняли в том, что кредиты, полученные под поручительство украинского Эксим Банка, мы якобы положили себе в карман. Шли судебные процессы. 

Большинство остальных структур мы отдали за долги. Это было неправильно, но тогда выбора не было. Главное было сохранить жизнь детям Евгения, потому что была команда: «стереть имя Щербаня с лица земли». 

– После смерти Щербаня вы сохранили свои доли в общих с ним компаниях? 

– Нет, конечно. 

– А Ринат Ахметов смог сохранить свои доли? 

– Да, ему перешли пакеты акций некоторых компаний. 

– А почему он смог, а вы – нет? 

– У меня другие задачи стояли. Главное было остаться в живых. Если бы я начал заниматься возвратом активов – меня бы убрали.

– Почему у Ахметова тогда проблем не было? 

– У Ахметова были свои проблемы, другого порядка. 

– Какие? 

– В него тоже не раз стреляли. 

– С кем у него были конфликты? 

– Я не могу за кого-то давать ответы. Спросите у него. 

– Известно, что в сентябре 1997 года на вас было совершено покушение. Оно было связано с убийством Щербаня? 

– Когда я вернулся в Украину, у меня были прекрасные отношения со спецслужбами. Меня даже встретили в аэропорту и любезно отвезли в лес. Там сказали, что мне нужно быть осторожным и мне требуется защита, но от их услуг я отказался. Мы встретились с Ринатом Ахметовым и определились, кто чем будет заниматься, чтоб не мешать друг другу. 

Потом ко мне приехали люди из спецслужб с информацией по поводу убийства Жени (о которой я не буду распространяться, поскольку это может нанести ущерб конкретным людям). Буквально через полторы недели после этой беседы на меня было совершено покушение, а через месяц – второе. 

– Расскажите подробности покушений. 

– Первое было совершено на Волновахском шоссе при съезде в село Красное. Машина, в которой мы ехали со старшим сыном Евгения Щербаня – Женей, была обстреляна из автоматов. Второе покушение было на заводе в селе Красное. Я тогда приехал принимать работу у специалистов-финнов. Подъехал к воротам завода и увидел, что нет ни охраны, ни рабочих. Ворота не открылись.

Тогда я сразу отправил начальника охраны и его помощника за ключами. Тут же был открыт беспорядочный огонь, раздались взрывы гранат. Еще была выпущена ракета, но обошлось без жертв. Просто киллеры не успели выйти на позиции. Не понимали, что меня нет в машине. Повезло или что-то уберегло.

Эхо прошедшей войны 

– Как дальше сложилась ваша судьба? 

– Я еще год был в Украине. У меня была встреча с Анатолием Гаврюшенко, генерал-лейтенантом и начальником ОБЭП в Донецкой области. Он мне намекнул, что покушения на меня организовал Ринат Ахметов. Я сразу поехал к Ринату, он меня встретил и сказал: «Хорошо, что ты приехал. Только что звонили от Гаврюшенко и сказали, что ты был у него и написал на меня заявление». 

Потом я еще полтора года занимался решением проблем детей Евгения – было много долгов и всевозможных претензий. Но за полгода мы расставили все по своим местам. 

– Чем вы сейчас занимаетесь? 

– Сейчас я живу в Москве. В основном занимаюсь частными инвестициями, строительством по госконтрактам. Есть проекты, связанные с Украиной – это месторождение титана, месторождение сланцев, IT-технологии. 

– Сейчас общаетесь с Тарутой и Ахметовым? 

– С Тарутой общался, когда он продал активы ИСД. С Ахметовым виделся несколько лет назад у него в гостинице в Донецке. 

– У вас есть документы, подтверждающие причастность Кучмы и Лазаренко к убийству Евгения Щербаня? 

- Документы точно есть у правоохранительных органов. У них есть кассеты с голосовыми записями и еще много чего. У меня их нет, ведь, как я говорил, их украли из сейфа в доме во Флориде. 

– Вы давали показания в Генпрокуратуре? 

– Да, я давал показания в 2012 году в следственном комитете. 

– Готовы повторить их в суде? 

– Я обязательно появлюсь в суде и повторю все, что сказал сейчас, и не только это. Очень жаль, что основного фигуранта, Леонида Кучму, мы не увидим на скамье подсудимых.

forbes.ua


Рейтинг статьи:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Код: Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: